Магдалина и иисус


Мария Магдалина и Иисус Христос

В Святом Евангелии и во всем Новом Завете святая Мария Магдалина упомянута не раз. Вместе с другими женами-мироносицами она ходила вслед за Христом и апостолами, «служа своим имением», то есть помогая в быту. Имя «мироносиц» они получили благодаря своему главному подвигу бесстрашия — они принесли драгоценное миро ко Гробу Господню, чтобы совершить полное погребение Христа, несмотря на опасность от римской стражи. Прозвище «Магдалина» свидетельствует, что она происходила из города Магдала, что к северу от Иерусалима.

В Евангелии от Луки евангелист упоминает, что Христос изгнал из Марии Магдалины семь бесов, однако как и когда это произошло — не говорит. Известный исследователь и писатель, протоиерей Николай Агафонов в романе «Жены-мироносицы» предполагает, что отца Марии убили разбойники, разорив семейный дом, и потому она помешалась от горя.

Ни в одном Евангелии, ни в одном первохристианском свидетельстве или римских исторических анналах нет упоминаний о том, что Господь Иисус Христос был женат или состоял в связи с Марией Магдалиной. Это стоит признать выдумкой позднейших историков.

Известно, что Мария Магдалина вместе с другими женами-мироносицами стояла у Креста Господня на Голгофе в то время, как все апостолы разбежались. Видя смерть Христа, все апостолы, испугавшись подойти к Его Кресту, предали Господа. У Христа, кроме апостолов и Его Матери, не было близких — и вот, оставленный почти всеми апостолами, Господь умирал на Кресте. Возможно, именно поэтому от старости скончался только один из апостолов, оставшийся со Христом во время Его смерти — апостол Иоанн Богослов; остальные, чтобы достичь святости, искупить свой грех и воссесть на престол в Царствии Небесном, должны были засвидетельствовать верность Богу. Они погибли мученической смертью, в то время как жены-мироносицы были у Креста, не боясь римских солдат, и впоследствии мирно несли учение Христа людям.

Во всех Евангелиях также рассказывается, что именно святой Марии Магдалине явился Христос одной из первых после Воскресения. Вместе с Марией Клеоповой, Саломеей, Марией Иаковлевой, Сусанной и Иоанной (точное число жен-мироносиц неизвестно) она хотела пойти ко гробу Христа, но пришла первой, и именно ей после Своего Воскресения Он явился одной. Сначала она приняла Его за садовника, очевидно, не узнав после Воскресения, но затем пала на колени и воскликнула: «Господь мой и Бог мой!» — поняв, что перед ней Христос. Интересно, что апостолы, собственно ближайшие ученики Христа, долго не верили женам-мироносицам, что Христос воскрес, пока Сам Он не явился им.

Затем святая Мария Магдалина обошла многие города с проповедью слова Господня. Одним из важнейших эпизодов ее апостольской деятельности стала проповедь перед самим императором Рима Тиберием. Отметим, что к императору не приходили другие апостолы, только слабая женщина — святая Мария. Было принято приходить к императору с дарами, самые же бедные люди приносили хотя бы куриные яйца. Святая Мария рассказала о Христе, Его смерти и Воскресении Тиберию, однако он не поверил ей, сказав, что скорее принесенное ею в дар яйцо станет красным, чем человек воскреснет после трех дней во гробе. Когда святая протянула императору яйцо, оно окрасилось в красный цвет — с тех пор алый цвет стал символическим цветом Пасхи и пасхальных облачений священников.

На склоне лет она поселилась в общине христиан, возглавляемой святым апостолом Иоанном Богословом в городе Эфесе. (Однако по католическому преданию последние годы святой Марии прошли в Марселе — в Италии). Ей было открыто Самим Господом, когда придет ее последний час. Умерла она счастливой.

www.o-vere.ru

Иисус и Мария Магдалина: Евангельские «сенсации» - Православный журнал "Фома"

Один из постоянно всплывающих околобиблейских мифов — миф о браке между Иисусом и Марией Магдалиной. Этот миф обыгрывается в огромном количестве статей, книг, документальных и художественных фильмов, наиболее известный из которых — «Код да Винчи» Дэн Брауна. Время от времени обнаруживаются древние манускрипты, которые, как говорят, подтверждают эту идею. Довольно типичная статья в Independent (а вообще таким статьям несть числа), например, говорит «Мы обнаружили древнюю рукопись, которая содержит скрытый смысл. В процессе его расшифровки мы введем вас в мир этого таинственного текста. Чего боялся Ватикан и что Дэн Браун только подозревал — оказалось правдой. Теперь у нас есть письменные свидетельства, что Иисус был женат на Марии Магдалине и у них были дети». Детям потом обычно приписывают основание французской королевской династии и дальнейшие невероятные приключения.

Как было на самом деле:

О чем же идет речь на самом деле? В данном случае автор статьи в «Индепендент» имеет в виду древний текст под названием «Иосиф и Асенефа». Что это за документ?

Это апокриф, повествующий о женитьбе одного из самых заметных героев Ветхого Завета, Иосифа Прекрасного, на дочери гелиопольского жреца Потифера Асенефе. От этого брака родились Манассия и Ефрем (Быт 41:45, 50–52; 46:20).

Библейские сведения об этой женщине очень скудны, и благочестивые читатели древности, вероятно, испытывали некоторое смущение из-за того, что Иосиф взял в жены язычницу и дочь идольского жреца. Отсюда и понятное желание домыслить то, о чем Библия молчит, — историю обращения Асенефы к истинному Богу.

Эту историю, собственно, текст и рассказывает. Первоначально Иосиф отказывается взять Асенефу в жены, как язычницу. Однако он возносит молитву об обращении ее к Богу Израилеву. Асенефа отвергает идолов и приносит покаяние перед Богом:

«Итак, дерзну, обращусь к Нему, сделаю его своим прибежищем, исповедую Ему все грехи мои, изолью мольбы свои перед Ним, и он помилует меня».

После ряда приключений Иосиф и Асенефа вступают в брак.

Вопреки сенсационным заявлениям газетчиков, текст этот никоим образом не является новооткрытым — он известен достаточно давно и хорошо. И в нем, как легко обнаружить, вообще никак не упоминается Господь Иисус и Мария Магдалина.

Как же можно усмотреть в нем «письменные свидетельства, что Иисус был женат на Марии Магдалине»?

Методом, к которому нередко и с успехом прибегают сочинители подобного рода сенсаций — домысливания и конспирологии. Поскольку злая Церковь пыталась искоренить любые упоминания о браке Иисуса, люди, которые хотели поделиться этим знанием, прибегли к эзопову языку и скрыли Иисуса под именем «Иосифа», а под Асенефой зашифровали Марию Магдалину.

Кому и зачем нужен этот миф:

Но как эти смелые догадки следуют из текста? Абсолютно никак.

Сама идея «брака Иисуса» полностью взята с потолка; я не стал бы называть ее прямо кощунственной — нет ничего греховного или оскверняющего в том, чтобы вступить в брак и иметь детей, но Евангелие, как и раннехристианские тексты, вообще не содержат на это ни малейших указаний. Если бы такой брак существовал, его невозможно было бы проигнорировать и ранние христиане не имели бы причин его скрывать, поскольку для Равви, уважаемого религиозного учителя, было бы как раз совершенно естественно иметь семью. Другое дело, что Иисус был не просто Человеком, но и Богом, и ничто не могло и никто не мог обладать им здесь, на земле, а брак — это обладание, причем полное и всецелое.

Почему эта идея, будучи опровергнутой, возникает вновь и вновь? Отчасти по коммерческим, отчасти по идеологическим мотивам.

Один из них лежит на поверхности — подорвать доверие к свидетельству Церкви в целом. Если апостолы (и вслед за ними вся Церковь) замолчали такой существенный момент биографии Иисуса, доверять им не стоит. Стоит доверять вместо этого британским и американским аналогам RenTV.

Другой мотив связан с христианским отношением к безбрачию и воздержанию от плотской жизни. Церковь высоко ставит брак и всегда самым решительным и недвусмысленным образом осуждала еретиков, которые пытались порицать супружество как что-то греховное или оскверняющее человека.

Но Церковь также всегда высоко ставила подвиг добровольного безбрачия, жизни в полном воздержании, когда человек решает полностью посвятить себя Богу, не имея забот о семье. Образцом такого подвига Церковь всегда видела самого Господа Иисуса и Его пресвятую Матерь. Этому образцу и следовало монашество, которое сыграло огромную роль в истории Церкви.

В наши дни (как в эпоху поздней античности) идея, что человек может добровольно отказаться от радостей пола, вызывает непонимание и даже сильное раздражение. В мире без Бога, в мире, утратившем духовные интересы, наиболее живым интересом остается пол. Наша цивилизация, и массовая культура особенно, на нем просто зациклены.

Свидетельство Церкви, что возможна другая жизнь, с совершенно другой системой ценностей и приоритетов, когда люди обретают в своей жизни нечто настолько драгоценное, чтобы отказаться ради этого даже от не просто дозволенной, но прямо благословенной семейной жизни, служит напоминанием миру о том, что он что-то потерял. Что-то самое важное, ради чего стоит жить. И это напоминание вызывает раздражение и желание как-то опровергнуть это свидетельство — мол, нет, на самом деле так не бывает, сильнее секса зверя нет, христианское почтение к подвигу добровольного воздержания — результат какого-нибудь заговора церковных властей.

Есть чисто коммерческие мотивы. Зрители вообще любят материалы, которые можно было бы обозначить хэштегом #а_власти_скрывают. Власти многое скрывают: что давно наладили контакт с инопланетянами, что внутри Земли есть огромная обитаемая полость, что древние египтяне вовсю пользовались электричеством, и тому подобные вещи — у нас на них специализируется телеканал RenTV, но вообще это общемировой пласт развлекательной культуры. «Власти» которые «скрывают» могут быть светскими, академическими — то есть «официальной наукой, которая тоже все скрывает, — или церковными. Тут в качестве «скрывателей» выступает Ватикан, который конечно, исходит из принципа, изложенного в советском антирелигиозном фильме «Праздник святого Йоргена»: «Если религия зашатается и рухнет, конец нашим прибылям!» Существование православных и вообще христиан не-католиков в этом случае просто игнорируется — потому что секреты лучше прятать централизованно.

Это коммерческая уловка работает по тем же причинам, по которым людей привлекают лженаучные построения, скажем, академика Фоменко — из-за психологического эффекта, который можно было бы назвать «восстанием двоечников».

Чтобы хотя бы немного разбираться в предмете — истории вообще или истории христианства, — нужно приложить некоторые усилия. Прочитать по меньшей мере Евангелие, а хорошо бы — и некоторую поясняющую литературу, раскрывающую исторический контекст. Это требует некоторой усидчивости, которая в наши дни является редким качеством.

И вот людям продают соблазнительную идею: все эти верующие, которые тщательно и с благоговением читают и перечитывают историю Господа Иисуса, все эти отцы Церкви, все эти древние и современные толкователи и исследователи Писания ничего не поняли — сейчас вся истина будет открыта вам за пять минут, и вы переживете чувство законного превосходства над всеми ними.

Это работает так же, как вообще все разоблачения «официальной истории», «официальной науки» или «официальной медицины». Вы можете посмотреть свысока на специалистов в предмете, о котором не имеете ни малейшего представления.

Поэтому жанр «а власти (государственные, академические или церковные) скрывают» существовал всегда и в будущем никуда не денется.

Исторически, конечно, всем этим построениям совершенно не за что зацепиться. Господь Иисус первым Своим Чудом благословил брак в Кане Галилейской, но Сам жил в безбрачии, как и поколения монахов, посвятивших себя Богу, после Него и по Его примеру.

foma.ru

Иисус и Мария Магдалина

Данный пост не имеет цели оскорбить чувства верующих. Но, так как он затрагивает религиозную тематику, то, если ваши религиозные чувства легко задеть, просто не смотрите его. Пожалуйста.

На всякий случай предупреждаю сразу: автор поста не религиозен и не верующий. Мой интерес к данным персонажам - это интерес к ним, как к историческим личностям, и как к образам в массовой культуре.Общий стиль съемки вдохновлялся работами периода возрождения, а также к каждой фото брался референс - картина или арт (коллаж с ними см. в конце поста). Мы не пытались повторить эти картины 1в1, мы вдохновлялись этими работами для иллюстрации моментов из жизни Иисуса и Марии.

Особенность образа Марии Магдалины в культуре такое, что каждое ответвление христианства трактует её образ по-своему. Например,  в католической традиции она считает раскаявшейся блудницей, так как в библии есть момент с неизвестной женщиной, омывшей ноги Иисуса. И этот момент в католичестве приписывается Марии.И вот, женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром и, став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром. (Лук. 7:37-38).В христианстве же такого слияния нет. Также Мария Магдалина считается некоторыми последователями христианства женой Иисуса.

Мнений много и выяснить, какое из них правдиво, мы сможет только, когда изобретем машину времени и посмотрим на всё своими глазами. Так что пока каждый при своём))))

это мнение автора поста, оно может не совпадать с вашим религиозным или личным видениемЯ же вижу образ Марии так: вне зависимости от того, были ли она блудницей до встречи с Иисусом, и была ли она его женой, она испытывала к нему глубокую и искреннюю любовь и восхищение. Иисус в её жизни - это мужчина, которому она принесла всю себя. Всю жизнь свою отдала Его мыслям и учению. И даже если были они мужем и женой, чувства от этого не меняются. Был ли он с ней как мужчина с женщиной или нет, не думаю, что от этого её любовь и преданность и вера как-то поменялась. Как и чувства Иисуса к ней. Он уважал её и любил её как свою верную последовательницу. Но , даже если он любил её как женщину, то она никогда бы не стала для него выше его учения. И вот эта вера в христианские идеалы и ценности в первую очередь и определяла их чувства.

Вообще вся идея с использованием картин как референсов началась с картины русского художника Александра Иванова «Явление Христа Марии Магдалине после воскресения». (наше фото по ней прям над этим текстом. Сама картина есть в коллаже в конце поста)В этой картине используется популярный мотив изображения Марии и Иисуса:

Не прикасайся ко Мне (лат. Noli me tangere, греч. Μή μου ἅπτου) — евангельский сюжет, описывающий первое после Воскресения явление Христа Марии Магдалине, которая, таким образом, первая увидела воскресшего Спасителя. Он же сказал ей: «не прикасайся ко Мне, ибо Я ещё не восшёл к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему.» (Ин. 20:11—17).И (как это видится мне) грусть разлуки от невозможности дальнейшего совместного бытия затмевает все прочие чувства.

Спасибо всем за внимание))))P.S. А если вы верующий и всё же прочитали\просмотрели до конца и ухитрились оскорбиться - пожалуйста, обязательно напишите, что именно вас оскорбило. Мне искренне интересно)))

Фотограф - Антон Ковалев

Иисус - Иван УштейМария Магдалина - Diana Kareu (это ссылка на мою группу в вк. Там в альбомах есть все фото с этой съемки, в т.ч. невыложенные здесь. И прочие мои работы)

Картины и рисунки, используемые для вдохновения:

[моё] Библия Иисус Христос Мария магдалина Косплей Длиннопост

pikabu.ru

Зачем Иисус целовал Марию Магдалину

Мария Магдалина (Μαρία ἡ Μαγδαληνή, Maria Magdalena), без сомнения, один из самых таинственных персонажей Нового Завета. Хотя после нашумевшего бестселлера «Святая Кровь и Святой Грааль» Майкла Бейджента (Michael Baigent) и Ричарда Ли (Richard Leigh, 1943–2007) и кинофильма «Последнего искушения Христа» Мартина Скорсезе (Martin Marcantonio Luciano Scorsese) многие уверены в том, что тайна её наконец разгадана. Супруга Иисуса! Этот вывод бесспорно остроумен, но, на наш взгляд, не достаточно аргументирован, о чем мы поговорим дальше. Однако его нельзя считать исключительно плодом воображения одиноких талантов. Возможность такой трактовки образа Марии была заложена в самом фундаменте западной цивилизации — католицизме, и возникновение подобной теории на западе христианского мира кажется вполне закономерным. Дело в том, что образ Марии Магдалины, созданный более тысячи лет назад католиками, а потом перенятый протестантами, позволял уловить в нем намеки на некую интимную близость между Христом и Марией. Мы даже точно знаем, кто был автором этого образа — папа Григорий Великий (Gregorius Magnus, ок. 540–604).

Вот слова из его проповеди, произнесенной 21 сентября 591 года в базилике святого Климента в Риме:

Мы считаем, что та, кого Лука называет грешницей, и которую Иоанн называет Марией, и есть та Мария, из которой были изгнаны семь бесов (то есть Мария Магдалина. — П.К.). А что эти семь бесов означают, если не пороки? […] Раньше эта женщина использовала благовонное масло в качестве духов для своего тела ради греховных деяний. Теперь же [она предложила его Богу]. Она выставляла на показ свои волосы, чтобы украсить лицо, а теперь её волосы вытирали её слезы. Своими устами она […] целует ноги Господа, Спасителя. Она получала удовольствие, а теперь жертвовала собой. То, что послужило греховным побуждениям, она направила на служение Богу…

Вот как раз эти распущенные волосы, которыми Магдалина вытерла ноги Иисуса, и это миро, которым она умастила его голову, до сих пор не дают покоя любителям евангельской клубнички. Действительно моменты интимные, но к Магдалине никакого отношения не имеющие, как, в принципе, и все, о чем поведал пастве Григорий Великий. Образ, в который он искренне верил, представляет собой смешение нескольких евангельских сюжетов, на самом деле относящихся к разным людям.

Итак, начнем по порядку. История об умащении головы и ног Иисуса приводится во всех четырех Евангелиях. Однако имя умащавшей Иисуса женщины упоминает только Иоанн (Ин. 12:1–3). Её действительно зовут Мария. Но это Мария из Вифании, сестра Марфы и Лазаря, воскрешенного Христом. И апостол четко отличает её от Марии Магдалины, о которой упоминает только в конце своего повествования (Ин. 20:1).

Марк (Мк. 14:3) и Матфей (Мф. 26:6–7), описывая ту же сцену, что и Иоанн, не называют имени женщины, умастившей Иисуса. Но поскольку в их повествованиях речь идет тоже о Вифании, вполне можно предположить, что они имеют в виду всю ту же Марию, сестру Лазаря. Но подобный подход нельзя применить к Евангелию от Луки. В его рассказе события происходят не в Вифании, на территории Иудеи, а в городе Наин, который расположен в Галилее (Лк. 7:37–39). Тем не менее в глазах средневекового человека это противоречие было незначительным, оставляя за ним право не сомневаться, что и у Луки речь идет о женщине с именем Мария. И для нас это крайне важно, поскольку сейчас мы движемся вдоль той тоненькой ниточки, которая привела папу Григория к отождествлению Марии из Вифании с Марией Магдалиной.

Безымянную женщину, пришедшую к Христу в Наине, Лука называет грешницей, что автоматически было перенесено средневековым сознанием на образ Марии из Вифании. Это первое важное обстоятельство. Второе кроется в том, что рассказ об эпизоде в Наине Лука помещает в конец седьмой главы, а в начале восьмой говорит о женщинах, которые вместе с апостолами сопровождали Христа в его странствиях. В этом же отрывке он прямо сообщает и о той, которую звали Марией Магдалиной (Лк. 8:2). Попутно Лука рассказывает и об изгнании Иисусом из нее семи бесов. Все эти сведения Григорий Великий выстраивает в единую цепь: Лука сначала говорит о Марии, которая была грешницей, и тут же начинает повествование о Марии Магдалине, из которой были изгнаны семь бесов, что очевидно свидетельствует о её греховности, — значит, речь идет об одном и том же человеке. В результате мы имеем дело с новым сюжетом, отсутствующем и у Марка, и у Луки, и у Матфея, и у Иоанна. Этот сюжет возник в результате слишком вольной трактовки текстов папой Григорием.

В нём есть ещё одна важная деталь. Марию Магдалину считают проституткой, хотя об том нигде ничего не говорится. Сообщается только о бесах, которые её мучили. Допустим, что одержимость — это признак греховности. Однако грех не обязательно заключается в прелюбодеянии. Может быть, Мария Магдалина не соблюдала субботу? Но для средневекового христианина грех женщины ассоциировался, в первую очередь, с половой невоздержанностью. Поэтому Марию представляли именно прелюбодейкой. А это связало её с ещё одним евангельским сюжетом, где рассказывается, как Иисус спас публичную женщину от побития камнями. Эта несчастная отождествлена с Магдалиной не только на средневековых картинах, но и в «Последнем искушении Христа», и в «Страстях Христовых» Мэла Гибсона (Mel Columcille Gerard Gibson).

Тринадцать свидетельств

Но что же на самом деле сказано в Новом Завете о женщине, именуемой Марией Магдалиной? Очень мало. Её имя упоминается в Евангелии лишь 13 раз. Мы знаем, что Иисус излечил её бесноватость, после чего она везде следовала за ним вместе с другими женщинами — Иоанной, Сусанной и Саломией. Евангелист Лука дает понять, что Магдалина жила в достатке и материально помогала апостолам. После этого она надолго пропадает из повествования и снова возникает только тогда, когда повествование доходит до крестных мук Иисуса. Она вместе со своими спутницами присутствует при казни, в то время как все апостолы в страхе разбегаются. Затем Мария принимала участие в погребении учителя, а потом была свидетелем его воскресения. Мы встречаем её в числе жен-мироносиц, которые пришли к гробнице Христа для ритуального умащения его тела. Но пещеру, куда был положен Иисус, они нашли пустой, и ангел возвестил им о воскресении Сына Божьего. Иоанн приводит другую версию: Мария пришла к гробу одна. Рядом с пещерой ей явился Христос, которого она сначала приняла за садовника, и повелел ей возвестить о своем воскресении ученикам.

Во всем Писании нет ни одного факта, который бы позволил предположить существование между Иисусом и Марией Магдалиной физической близости. Если следовать логике сторонников секс-версии, с большей вероятностью на эту роль подходит Мария из Вифании. Но вот беда, её нет среди тех, кто следовал за Христом. Часто ссылаются на то, что Иисус не мог быть холост в свои тридцать. Это якобы шло в разрез с иудейскими обычаями и обязательно привлекло бы внимание окружающих, что, в свою очередь, не могло не отразиться в Евангелиях. Впервые этот аргумент был приведен в «Святой Крови и Святом Граале» и с тех пор кочует из книги в книгу. Но на самом деле он бьет мимо цели: Иисуса воспринимали как пророка (Мк. 6:15, Мф. 21:11, Лк. 7:16, Ин. 4:19), а иудейские пророки были холостыми. Поэтому ничего странного в его поведении для окружающих не было.

Однако канонические Евангелия, не подтверждая физической близости Марии и Иисуса, говорят о некой иной, духовной близости. Ведь не случайно Магдалина была первой встретившей Христа после воскресения. Она первая узнала об истинности его учения и сообщила об этом апостолам — это слишком важные события, чтобы произойти по случайному стечению обстоятельств, как, впрочем, и присутствие Магдалины при распятии и её участие в погребении Иисуса. Но что стоит за этим — загадка. И своим молчанием Новый Завет лишает нас всякого шанса её разгадать. Поэтому за дополнительной информацией стоит обратиться к апокрифам.

Гностические откровения

О жизни Иисуса и его учеников говорится не только в канонических текстах. Помимо Евангелий от Матфея, Марка, Луки и Иоанна, в первые века нашей эры существовал ещё с десяток других сочинений, также претендующих на роль благой вести о Сыне Божьем. Например, так называемые Евангелия от апостолов Фомы, Филиппа, Петра и Варнавы — их условно приписывают апостолам, а на самом деле они были написаны неизвестными авторами, жившими между II и IV веками. Есть среди этих текстов и Евангелие от Марии Магдалины, к которому мы обратимся несколько позже. Все они были признаны на первых Вселенских Соборах не богодухновенными и не вошли в состав Нового Завета, из-за чего за ними закрепилось название «апокрифы», то есть «скрытые». Одной из причин тому послужило вероисповедание их авторов. В большинстве случаев они были не христианами, а гностиками, чье учение представляло собой синтез иудео-христианства, неоплатонизма и эллинистической мистики.

Слово «гностицизм» происходит от греческого γνώσις (гносис) — «знание», поскольку его адепты полагали, что обладают истиной, доступной лишь для посвященных. Тайна гностиков была ужасна: тот, кто в Ветхом Завете называет себя Саваофом, Яхве или Адонаи, то есть Богом, на самом деле всего лишь демон, имя которому Ялдаваоф, что в переводе с арамейского значит «Сын Хаоса». Более привычно для нас звучит его второе имя — Самаэль («Слепой Бог» по-арамейски). Истинный Творец же не имеет к нашему миру никакого отношения. Когда-то он создал идеальную Вселенную, в которой не было места грубой материи. Её населяли прекрасные сущности, например Благо, Любовь и Совершенство. Среди них была и София, то есть Мудрость.

София была столь совершенна, что сама могла создавать новые сущности — правда, только с ведома Творца. Однако однажды она пренебрегла этим условием. В результате получился Ялдаваоф — мерзкий демон, сотворивший материальный мир и человека, опутанного сетями страдания и обреченного на цепь бесконечных перерождений. Мудрость, скорбя о содеянном, тайно от сына поместила в души Адама и Евы частицу нематериального божественного духа, благодаря которой люди получили возможность избавиться от материального существования и вознестись к истинному Творцу, дабы обрести вечное блаженство. София не раз пыталась раскрыть людям глаза на истинное положение вещей. Это она явилась Еве в образе Змея у Древа познания. Это она спасла Ноя, поскольку тот обладал сакральным знанием, которое надо было передать новому поколению людей. И это она упросила Христа снизойти в холодное царство Самаэля, дабы ещё раз попытаться донести до людей тайну этого мира.

Иисус должен был не только рассказать об истинном положении вещей, но и научить человека правильному поведению после смерти, когда душа временно освобождается от тела, чтобы вселиться в другое. По мнению гностиков, наш мир окружают семь небесных сфер, которыми правят архонты (духи-правители), также созданные Ялдаваофом. Для того чтобы пройти мимо них, нужно было знать, как разговаривать с каждым и какие магические формулы применять, дабы они не вернули освобожденную душу на землю. Вот о чем повествуют нам гностические Евангелия. И в них Марии Магдалине отводится куда более важная роль, чем в Новом Завете.

В первую очередь, это касается Евангелия от самой Марии, написанного в первой половине II века (это самое старое Евангелие, не вошедшее в канон). Его повествование можно тематически разделить на три части. Первая из них посвящена беседе Иисуса с апостолами, в которой речь идет о сущности гностицизма. Потом Христос покидает учеников, и они должны отправиться на проповедь. Однако вместо этого апостолы погрузились в печаль и, страшась быть убитыми, «пролили обильные слезы». Тогда слово взяла Мария Магдалина.

Не плачьте, — сказала она, — не печальтесь и не сомневайтесь, ибо Его благодать будет со всеми вами и послужит защитой вам.

В этот момент к ней обращается апостол Петр (Απόστολος Πέτρος, ?–ок. 64) с поразительными словами:

Сестра, ты знаешь, что Спаситель любил тебя больше, чем прочих женщин. Скажи нам слова Спасителя, которые ты вспоминаешь, которые знаешь ты, а не мы, и которые мы и не слышали.

Мария рассказывает о видении, в котором она наедине разговаривала с Иисусом. Её повествование — это повторное изложение гностической картины мира. В результате складывается впечатление, что Мария Магдалина была единственным учеником Христа, полностью понявшим своего наставника.

Была ли Ева святой?

Реакция апостолов на слова, сказанные Марией, неожиданна. Андрей (Απόστολος Ανδρέας) и Петр, который сам только что предложил Марии рассказать о своем видении, отказываются ей верить. Мол, все это женские фантазии. Магдалина начинает плакать, но за нее вступился Матфей (Απόστολος Ματθαίος):

Петр, — сказал он, — ты вечно гневаешься. Теперь я вижу тебя состязающимся с женщиной как с противником. Но если Спаситель счел её достйной, кто же ты, чтобы отвергнуть её? Разумеется, Спаситель знал её очень хорошо. Вот почему он любил её больше, чем нас.

После этих слов апостолы отправляются на проповедь и Евангелие на этом заканчивается.

Кроме Евангелия от Марии существует ещё довольно много апокрифических текстов, рассказывающих о Магдалине как о любимой ученице Иисуса. Например, «Диалог Спасителя», «Пистис София», Евангелие от Фомы и Евангелие от Филиппа. Все они свидетельствуют о ключевой роли Марии Магдалины в истории раннего христианства. Здесь же мы находим подтверждение вероятной причине замалчивания этого факта каноническими Евангелиями: апостолы просто не желали уступить женщине свое место рядом с Иисусом. Конечно, в этом можно видеть простое проявление мужской ревности. Однако конфликт мог быть и не столь обыденным. Христианство считало женщину существом изначально греховным, польстившимся на уговоры лукавого Змея, и апостолы никак не могли признать за ней право на обладание высшим, не доступным для них знанием.

Гностики же, напротив, считали Еву первой, кому София открыла тайну бытия, и по этой причине у них, видимо, не было никаких теологических поводов для того, чтобы оспаривать право Марии на роль любимой ученицы Христа. Хотя, вполне возможно, что гностики в своем противостоянии христианству просто перегибали палку в другую сторону. Поэтому, на наш взгляд, их тексты стоит воспринимать как свидетельства не столько исключительного положения Марии среди учеников Христа, сколько сильного занижения её роли в Новом Завете. Какова была эта роль в действительности — наверное, мы уже никогда не узнаем. Но главное — речь идет о роли духовной. В апокрифических текстах, как и в Новом Завете, нет ни одного места, которое можно было бы толковать как свидетельство о брачном союзе Марии и Иисуса. Правда, те, кому все-таки очень хочется «погулять на их свадьбе», приводят уже цитированные нами слова Левия Матфея: «Спаситель её любил больше, чем нас». На наш взгляд, вполне очевидно, что речь идет исключительно об агапэ — духовной любви. Ведь Христос и учеников любил, но разве он был содомитом?

Не ищите детей Иисуса

Правда, существуют ещё два «доказательства». Оба они из Евангелия от Филиппа. В нем, в частности, сказано, что Магдалина была спутницей Христа. Дэн Браун (Dan Brown) пишет, что на арамейском языке слово «спутница» является синонимом слова «супруга» и строит на этом свою теорию. Но Евангелие от Филиппа было написано не на арамейском, а на греческом языке. В III веке его перевели на коптский, на котором оно и дошло до нашего времени. Манускрипт с текстом Евангелия от Филиппа был случайно найден вместе с другими гностическими рукописями рядом с египетским селением Наг-Хаммади в 1945 году. В нем встречается много слов на языке оригинала, в том числе и слово «спутница» — κοίνωνος (койнонос). Самый полный древнегреческо-русский словарь Иосифа Дворецкого (1894–1979) дает для него только следующие значения — «сообщник», «спутник», «соучастник», «сотоварищ» и «союзник». Очевидно, Дэн Браун этого не знал.

Наконец, у Филиппа есть место, где говорится, что Иисус целовал Марию. Но ведь и учеников он целовал и сейчас христиане целуются при встрече в храме. Этот поцелуй — знак обмена благодатью, который существует во многих религиях. Конечно, ни о каком браке здесь речи не идет. Те же, кто не оставляет надежды отыскать потомков Марии и Иисуса, опираясь на гностические тексты, к сожалению, не видят изначального противоречия своего стремления: у настоящего гностика не могло быть детей в принципе — какой смысл населять этот мир новыми несчастными существами, когда главная задача заключалась в скорейшем его оставлении? В Евангелии от Египтян Христос прямо говорит, что пока женщины не перестанут рожать, жалкий и скорбный материальный мир не перестанет существовать.

Но, может быть, скажут, что отсутствие брака и детей ещё не означает отсутствия плотских отношений. На это можно привести довод от противного. Гностики двояко относились к своему телу — клетке их души. Большинство умерщвляло его аскезой, меньшинство — сознательно изнашивало в порочных удовольствиях. Среди последних были и эбиониты, которых ещё называли барбелитами или закхеями. Они не имели детей, но практиковали обрядовый секс. Как пишет Епифаний Кипрский (Ἐπιφάνειος Κύπρου, ?–403), когда мужчина-барбелит чувствовал близость эякуляции, он выходил из своей партнерши, а выделившееся семя они вдвоем съедали со словами «сие есть Тело Христово, сие есть пасха». Дело в том, что барбелиты, как и некоторые другие восточные секты, считали, что в сперме содержится сила, укрепляющая душу. Так же они относились и к менструальной крови. У барбелитов существовал текст, называемый «Вопросы Марии» (его частично пересказывает Епифаний в своем труде «Панарион»), в котором рассказывалось об одном из видений Магдалины: ей явился Христос, когда она стояла на горе.

Он помолился и взял женщину, что была с боку [от него], и начал с ней совокупляться, и, действуя таким образом, Он перехватил свое извергнутое семя, дабы показать, что «мы вынуждены поступать так, дабы жить»; и Мария в смущении упала наземь…

То есть, даже если мы допустим, что Иисус имел плотские отношения с женщинами, Магдалины среди них не было: уж кто-кто, а барбелиты наверняка не стали бы молчать об этом. Связь Марии и Иисуса была исключительно духовной. Но насколько она была глубока — мы, скорее всего, не узнаем никогда.

Απόστολος Πέτρος

Павел Котов, 20.10.2009

Новости партнёров

Page 2

www.vokrugsveta.ru

Мария Магдалина

Среди женщин, которые видели распятие на кресте, была Мария Магдалина:

Мф., 27: 55–56. Там были также и смотрели издали многие женщины, которые следовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему; между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова и Иосии, и мать сыновей Зеведеевых.

Кроме того, она была у гроба на рассвете в воскресенье:

Мф., 28: 1. По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели, пришла Мария Магдалина и другая Мария посмотреть гроб.

Мария Магдалина означает «Мария из Магдалы». Магдала — это был город на западном берегу Галилейского моря. Его точное местоположение неизвестно, но, возможно, это был пригород Тивериады.

Единственное упоминание о Марии Магдалине в Евангелии, кроме как о свидетельнице распятия и воскресения Иисуса, есть как о женщине, вылеченной Иисусом:

Мк., 16: 9. Воскреснув рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Магдалине, из которой изгнал семь бесов.

Кроме того, об этом сказано также у Луки, хотя и не в связи с воскресением, а с более ранним периодом, когда Иисус был еще в Галилее:

Лк., 8: 1. После сего Он проходил по городам и селениям, проповедуя и благовествуя Царствие Божие, и с Ним двенадцать, и некоторые женщины, которых Он исцелил от злых духов и болезней: Мария, называемая Магдалиною, из которой вышли семь бесов…

Мария Магдалина, согласно традиции, считалась проституткой, раскаявшейся в результате встречи с Иисусом. В таком случае эти семь бесов можно считать бесами вожделения.

Это было возможно только потому, что о ней в Евангелии от Луки упоминается почти сразу после рассказа о другой женщине. Это она вошла в дом, где Иисус обедал с одним фарисеем:

Лк., 7: 37–38. И вот, женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром и, став позади у ног Его и плача, стала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром.

Эта грешница, действительно, была, по всей вероятности, проституткой, но нигде в Библии нет ни одного прямого отождествления этой женщины с Марией Магдалиной. Одержимость бесами, как это было с Марией Магдалиной, является признаком того, что сегодня мы назвали бы не чем иным, как психическим заболеванием. Гораздо более обоснованно было бы считать Марию Магдалину исцеленной сумасшедшей, а не раскаявшейся проституткой.

Однако слово «магдалина» теперь используется в отношении к раскаявшейся проститутке или к дому для раскаявшихся проституток. А поскольку Мария Магдалина, как раскаявшаяся грешница, всегда показывается на картинах с глазами, красными и вспухшими от плача, то слово «maudlin» («плаксивый») в английском языке стало означать слезливого или эмоционально раскисшего человека.

Присутствие в Евангелии Марии Магдалины может объяснить загадку воскресения, — почему в него поверили и в то же время не поверили.

С одной стороны, по-видимому, ученики приняли на веру воскресение и продолжили проповедовать учение Иисуса на этой основе, так что их последователи через три столетия покорили всю империю.

С другой стороны, если Иисус действительно восстал из мертвых, то почему это не стало сигналом для шумного приветствия Мессии и восстания против Рима, чего и боялись власти?

Можно было бы реконструировать ход событий вроде следующего. Мария Магдалина была первой, кто увидел воскресшего Иисуса:

Мк., 16: 9—11. Воскреснув рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Магдалине, из которой изгнал семь бесов. Она пошла и возвестила бывшим с Ним, плачущим и рыдающим; но они, услышав, что Он жив и она видела Его, — не поверили.

Однако рассказ Марии Магдалины, должно быть, в конечном счете убедил оплакивавших учителя учеников, которые, в конце концов, страстно захотели поверить в то, что Иисус действительно был Мессией и восстал из мертвых.

Как только поверили в рассказ Марии Магдалины о пустой могиле и Иисусе, который явился ей, естественным образом в более позднее время возникли подтверждающие рассказы. Появились рассказы об Иисусе, явившемся данному ученику, или о том, что произошло в тех или иных обстоятельствах, и множество этих историй было записано в Евангелиях в то время, когда они стали записываться. Но очевидно, все это опиралось только на слова одного свидетеля — Марии Магдалины.

Однако Мария Магдалина была одержимой «семью бесами». Она была сумасшедшей или, во всяком случае, с серьезно нарушенной психикой, и ее поведение могло оставаться довольно неустойчивым, и ее поэтому можно было считать «тронутой». Даже если она и проявила заметные признаки улучшения здоровья под влиянием Иисуса, потрясения, связанные с арестом, судом и распятием, вполне могли расстроить ее снова и сделать ее легко подверженной галлюцинациям.

Кроме тех учеников, которые, возможно, приняли ее историю только через некоторое время, не было никого, кто поверил в это сразу. Возможно, когда она что-то говорила, люди обычно пожимали плечами, воспринимая это как бред сумасшедшей.

Отсюда следовало бы, что, хотя ученики и могли поверить (и тем более пылко, по мере того как проходило время), не было никакого всеобщего признания правдивости этого рассказа. И не было никаких беспорядков и, конечно, никакого восстания против Рима.

Точка зрения в Евангелиях, конечно, заключается в том, что Иисус воскрес и явился не одной только Марии Магдалине, но множеству людей в нескольких различных случаях, идя и говоря с ними. Матфей описывает, как ученики возвращались домой после того, как услышали рассказ о воскресении:

Мф., 28: 16–18. Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, и, увидевши Его, поклонились Ему; а иные усомнились. И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле:

Чтобы объяснить неверие иудеев вообще, Матфей выдвигает довольно маловероятный рассказ, который не обнаруживается в остальных Евангелиях. Он говорит, что первосвященники подкупили хранителей гробницы, чтобы те сказали, что они заснули и что, в то время как они спали, ученики Иисуса выкрали тело, и этот Иисус в действительности не воскресал.

Тем, что делает этот рассказ маловероятным, является сон, поскольку для воинов на посту это всегда смертный грех и навряд ли стража могла взять деньги и принять на душу такой грех. Несмотря даже на то что священники обещали защитить их от последствий, если бы Пилат услышал о том, что они спали при исполнении служебных обязанностей, то сомнительно, что они избежали бы наказания. Однако Матфей говорит именно об этом, и он заключает:

Мф., 28: 15. Они, взяв деньги, поступили, как научены были; и пронеслось слово сие между иудеями до сего дня.

Следующая глава

religion.wikireading.ru

Мария Магдалина. Тайна Святого Грааля

«Из шести раз обладания за историю человечества формулой Первичного Звука, три раза люди ограничивались личным Просветлением, не желая «власти над внешнем». И это понятно. После того, что открывается Человеку, всё остальное просто меркнет и утрачивает свою значимость. Хотя остальные три раза всё-таки была задействована сила Первичного Звука. Причём все три раза это сделали женщины, взявшие на себя Ответственность за судьбы людей. Они, даже после освобождения от своей биологической оболочки (тела), продолжали духовно спасать множества людей, фактически находясь между тем миром и этим. И, между прочим, это ценится гораздо больше в духовном плане, чем, имея такой Шанс, ограничиться лишь путём личного самосовершенствования. Но и Ответственности тут гораздо больше. — Повезло же некоторым, — с тяжким вздохом проговорил Стас.

— У каждого есть Шанс. — Сэнсэй произнёс это каким-то особенным тоном. И немного помолчав, он принялся рассказывать дальше: — Формула Первичного Звука давалась в разные времена. Но чтобы вам было более понятно, насколько она пробуждает духовный эзоосмос людей, которые сталкивались с этим, я расскажу вам историю о её последних использованиях, приближенную к нашим временам. А поскольку это связанно с Иисусом, Марией, Агапитом и тамплиерами, думаю, вам будет небезынтересно попутно узнать и подлинную историю о тех временах, что долгое время так тщательно скрывалась Архонтами от людей.

— Итак, в пятый раз формула Изначального Звука была привнесена в мир Иисусом Христом, который, надо сказать, пожив в этом миру и оценив уровень духовности людей, не стал бросать жребий наобум, а сознательно доверил эту формулу человеку, которого счёл духовно достойным её иметь среди всех остальных. И этим человеком была Мария. — Матерь Иисуса? — уточнил Руслан.

— Нет. Иисус доверил это Марии Магдалине — своей единственной возлюбленной и самому преданному ученику.

— А что, разве у Иисуса была женщина? — искренне удивился Николай Андреевич. — Конечно. — А кто такая была эта Мария? — тихо спросил Славик у Костика. — Да какая-то кающаяся грешница, — с важным видом пояснил ему Философ. Наш психотерапевт улыбнулся, глядя как отвечая, парень нахмурил лоб, и дополнил его короткую речь. — В Эрмитаже есть такая картина итальянского живописца XVI века Тициано Вечеллио, называется «Кающаяся Святая Магдалина». Сэнсэй лишь горько усмехнулся, слушая их, и с каким-то оттенком грусти в словах произнёс:

— Мария Магдалина была чиста душой и телом, как капля утренней росы в сиянии солнца Христова. Но, видать, слишком сильна оказалась к ней ненависть тех, кто возвеличил гордыню Петра-самолюбца да приумножил власть Павла-самозванца. Ибо ядом сиим они отравили Истину у самого её Источника. Мария Магдалина же была и по сей день остаётся Светочем на алтаре Любви Христовой…»

«…В людском мире не всё то, что кажется чёрным, есть чёрное. И не всё то, что кажется белым, есть белое. Восприятие цвета идёт от внутреннего. Чем чище душа, тем чаще человек видит истинные цвета этого мира. И чем больше он растёт духовно, тем больше осознает, что на самом деле представляет из себя этот мир. Стремления к познанию истины безусловно похвальны. Но помните, преумножая знания, приумножаешь и скорбь».

«Мария Магдалина была первая среди учеников Иисуса, кого Он назвал преемником Его Учения, своим Посланником, что на греческом языке звучит как apostolos. — Ты хочешь сказать, что Мария Магдалина была первым апостолом?! — удивлённо изрёк Николай Андреевич, очевидно шокированный таким сообщением. — А я думал…

— Это не ты думал, — спокойно, но чётко промолвил Сэнсэй, словно этим пытался сказать большее, чем говорил вслух. — Это тебя заставили так думать. Дали тебе готовую информацию под маркой образца для подражания, а ты её и воспринял, причём безапелляционно, даже не вникая в суть происходящего. Но стоит только снять шоры, и ты увидишь происходящее под совершенно другим углом зрения, ты увидишь цельную картину».

«— А как Иисус познакомился с Марией Магдалиной? — Когда Иисус вернулся с Востока, Он часто посещал различные прибрежные города Тивериадского озера, в том числе и Мигдал-Эль, где жила Мария. Этот древний город лежал на пути между Копернаумом, где Иисус нередко бывал, и Тивериадой. Между прочим, остатки Мигдал-Эля уцелели и до наших дней. Правда сейчас там стоит небольшой посёлок Медждель. В Мигдал-Эле Иисус и встретился с Марией, которая впоследствии была названа Магдалиной. Опять-таки, как я уже говорил, она не была ни блудницей, ни «одержимой семью бесами», от которых якобы впоследствии её излечил Иисус. Если у кого и были бесы зависти, лжи, гордыни и лицемерия, так это у тех, кто, творя религию, оклеветал деву Марию из Мигдал-Эля. На самом деле она была чиста, красива, умна, бескорыстна и милосердна. И хоть Мария происходила из довольно богатой семьи, она добровольно отказалась от всех привилегий и высокого положения в обществе ради того, чтобы быть с Иисусом и помогать Ему.

— А почему её назвали Магдалиной? — осведомился Костик. Николай Андреевич осторожно высказал своё предположение: — Наверное, ей дали такое имя по названию города Мигдал-Эль, в котором она жила.

— Отнюдь, — возразил Сэнсэй. — Здесь всё гораздо серьёзнее. В Евангелие от Матфея (в главе 16 стих 13-26) сохранился сюжет, который формировался на основе реальной истории. Только главным её героем был не Пётр, а Мария. Иисус как-то спросил своих учеников, за кого они Его почитают, то есть кем считают. Ученики отвечали, что за Учителя. И лишь Мария, поняв, что в тот момент вопрос исходил от Сущности Его, ответила «Ты — Иисус, Сын Бога». И тогда Иисус сказал ей: «Блаженна ты, Мария, потому что не плоть и не кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах. И Я говорю тебе: ты — есть Магдала Церкови Моей и врата ада не одолеют её». Именно с тех пор Марию стали называть Магдалиной. И это отнюдь не потому, что она была из города Мигдал-Эль. Просто в арамейском языке magdala означает «башня». Для посвящённых людей «Магдала Церкви Иисуса», «Башни Шамбалы», «Столпы Веры» — это схожие понятия, означающие особых людей, которым открывают и доверяют знания Шамбалы. В разные времена, на разных языках этих людей называли по-разному, но суть от этого не меняется. Древние славяне, к примеру, именовали их «Вежи», что означало «Столпы Знания», то же что и «Башни Шамбалы». Не случайно, даже на сегодняшний день слово «Вежа» сохранило в своём обозначении у разных народов такие разные на первый взгляд понятия, как «башня», «знающий», «сведущий».

Так что если говорить о Марии Магдалине, то она была именно тем ближайшим учеником, кому Иисус не только доверил тайные знания, но и вручил то, что сегодня люди именуют «Граалем», а, по сути, адаптированную формулу Первичного Звука. Это и есть те самые «ключи от Царства Небесного», о которых Иисус говорил: «И дам тебе ключи от Царства Небесного; а что свяжешь на земле, то будет связано на небесах; и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах»…

«— Грааль — это Звук? — тут же уточнил Костик. — Да. «Грааль» — это адаптированная формула Первоначального Звука. Проще говоря, сложное сочетание звука, который является источником огромной силы, способной преобразовать материю путём внесения изменений в основную матрицу, — пояснил Сэнсэй и стал рассказывать дальше. — Так вот, как я уже говорил, на тайной вечере, перед арестом Иисуса, произошло действительно очень значимое событие, которое так и осталось по сей день сокровенной тайной. Дело в том, что именно на этой вечере Иисус передал «Грааль» Марии Магдалине. А произошло это следующим образом.

Иисус знал, что его уже предали и предавшие присутствуют на этой вечере. Поэтому он стал рассказывать своим ученикам, что им надлежит сделать без Него. Но видя, что те опечалились, в том числе и Мария Магдалина, что сидела по правую руку от Него, Иисус сказал: «О чём вы печалитесь, о теле Моём?» И разломив на куски хлеб в своей деревянной миске, Он стал раздавать его своим ученикам со словами: «Ешьте, ибо это есть то же, что и плоть Моя». А затем налил вина в свою деревянную чашу и вновь подал её своим ученикам со словами: «Пейте, ибо скоро в этой чаше будет кровь Моя». И потом произнёс: «Я же буду пребывать с вами, пока в вас живёт вера Моя». Кстати говоря, позже, в интерпретации Павловского учения эти слова излагаются уже совершенно по-иному, с другим подтекстом…»

«…Пока продолжалась вечеря, Иисус с помощью ножа выцарапал внутри своей деревянной миски (блюда), с которой он раздавал хлеб, надпись, означающую формулу Первичного Звука, или как его нарекут тысячелетие спустя — «Грааля». И когда ужин заканчивался, все видели, как Иисус отдал Марии Магдалине свою деревянную чашу для вина, поставленную на деревянную миску для хлеба. Отдавая это Марии Магдалине, Им были произнесены такие слова: «Сие есть Магдала Церкви Моей за многих просящая во имя Отца Моего, многое получившая. И будет всякий верующий в Отца Моего питаться духом от плода святости её и в эти дни и последующие, и всякому просящему во имя её воздастся».

В общем-то, Иисус поступил мудро. Ведь на этом ужине присутствовали, как я уже говорил, как друзья, так и недруги. О том, что Иисус должен был передать Марии Магдалине некую тайну, заключающую в себе огромную силу, знали близкие Его ученики. Но что это за тайна, и как Он это сделает, для них оставалось вопросом. Лишь Мария Магдалина, посвященная в эти Знания, понимала, насколько ценна была та надпись на деревянной миске, которую, прикрыв чашей для вина, передал ей Иисус.

Мудрость Иссы была и в том, что таким действием Он, по сути, предусмотрительно отвёл беду от самой Марии. Поскольку многие подумали, что сия «Великая Тайна» как-то связана с этой чашей для вина. А после распятия Иисуса, когда в этот сосуд попало несколько капель крови Иисуса, уже многие поверили, что именно это и есть то, что подразумевал Иисус. Тем более Иосиф Аримафейский, в руках которого оказалась данная чаша, после этого события поспешно покинул территорию Иудеи, забрав с собой данный предмет. После чего «Вольные каменщики» устроили за ним целую охоту, предполагая, что он увёз именно то, что было наделено силой, дающей власть над миром, о чём намёками говорил Иисус.

На самом деле «Грааль» остался у Марии Магдалины. С его помощью она не только открыла внутреннюю силу, которая давала ей возможность в любой момент уйти в мир Бога. Но надо отдать должное величию и чистоте души Марии за то, что она взяла на себя огромную ответственность и раскрыла внешнюю силу ради помощи страждущим людям. Выбор Марии Магдалины — это огромный духовный подвиг. Ибо познав высший мир, став Существом выше Человека, она осталась на Земле, в этом аду, по сути зависнув между мирами, чтобы помогать миллионам страждущих. И благодаря этому до сих пор огромная духовная сила идёт через деву Марию в помощь страждущим. Именно она уже две тысячи лет является людям. Если внимательно вникните в этот вопрос, то в том же христианстве вы найдёте массу подтверждений тому, что на мольбы и помощь верующим чаще всего является дева Мария, причём многие видят её, и в одиночку и коллективно, вполне реально. Даже до сих пор сохранилось предание о том, что когда один из святых умер и поднялся в Царство небесное, то стал искать среди святых деву Марию, чтобы ей поклониться и поблагодарить за ту помощь, которую она оказала при его жизни ему и людям. Но не найдя её в Царстве Небесном, спросил у святых, где же она. На что святые ответили, что он не сыщет её в Царстве Небесном, ибо она до сих пор на земле помогает страждущим людям.

— Так дева Мария считается вроде матерью Иисуса, — проговорил Стас. — Считается. Потому что, когда Мария Магдалина стала массово являться людям, церковникам нужно было как-то это объяснить, тем более что они Марию Магдалину и вовсе приписали к блуднице, кающейся грешнице, дабы унизить и растоптать память о ней в глазах своей «паствы». Но поскольку дева Мария продолжала являться верующим людям, получило распространение понятие о деве Марии как матери Иисуса, почитание её как Богородицы, Богоматери. Но это уже людская трактовка, люди любят переиначивать всё по-своему. Хотя то, что Марию Магдалину называют девой Марией, матерью Иисуса, ничего не меняет. Помощь Марии от этого не уменьшится. Ведь вся суть здесь кроется в приобретённой ею божественной силе и женском начале»…

«Иисус создал среди своих учеников свободное общество, где женское начало имело большое значение, в первую очередь как созидающая сила, ключ, с помощью которого открывалось осознание чистых знаний. Не зря Он называл Марию Магдалину живительной каплей на лепестках розы, сравнивал её с лилией, с чистотой и силой бутона лотоса. — И помолчав немного, Сэнсэй добавил: — Кстати говоря, если бы тогда не вмешательство Понтия Пилата, то и земная судьба Марии, как обладательницы «Грааля», была бы совсем иной. Поскольку Иисус, как я уже говорил, зная о предательстве и о готовящемся против него заговоре, именно Марии Магдалине поручает возглавить круг своих учеников. И если бы это случилось и всё шло так, как рассчитывал Иисус, то сегодня во главе Иисусовой Церкви (которая возможно и не получила бы такого развития на мировом уровне) стояла бы женщина, то есть созидательница, так как и должно быть в духовно развитом сообществе людей.

— Получается, Иисус сделал целую духовную революцию, если так можно выразиться, и в отношении женщины тоже, учитывая её положение в том обществе, — проговорил Николай Андреевич. — Иисус всего лишь говорил истину. А люди, как всегда, перекрутили всё по-своему, не без помощи, конечно, Архонтов. — И в результате мы имеем человеческую цивилизацию, полную предрассудков!

— Всё в руках самих людей... Кстати, хочу обратить ваше внимание на ещё один немаловажный факт в нашей истории. Ведь в чём ещё состоит уникальность славянского народа? Когда было введено христианство, то для славян это стало не столько религией Христа, сколько религией Богоматери, то есть женского начала. Замечу, что самый первый на Руси каменный храм был заложен Владимиром в Киеве в 989 году. И этот храм, названный Десятинной церковью (поскольку Владимир поднёс ей в дар десятую часть своих доходов), был посвящён Пресвятой Богородице. Если вы проследите историю строительства церквей, то заметите, что на протяжении нескольких столетий на Руси больше всего строилось церквей именно в честь Богородицы (Рождественские, Введенские, Успенские и другие). И это обстоятельство далеко не случайно. И проявилось оно не просто, как считают историки, от древних корней, тянущихся ещё с неолитического периода, предков славян, почитавших культ женского плодородия. Всё это вынесено из закромов той самой широкой, загадочной для Запада славянской души, благодаря которой славяне подсознательно выбирают верное направление духовного движения и следуют пути духовного созидания, в какие бы рамки исторических условий они не попадали. Поэтому Православие на Руси не просто прижилось, а стало неотъемлемой её духовной частью. И такой культ женского начала даже подчёркивает преемственность славянами Истинного Учения Иисуса и Его подлинного духовного наследия…»

«…— Так что Мария Магдалина до сих пор владеет силой, которую она приобрела благодаря открытию Грааля. Хотя через тысячу лет Грааль снова был принесён в мир Бодхисатвой Агапитом. И вновь был дан выбор. Однако люди, овладевшие Граалем, не рискнули задействовать силу власти над внешним, как это сделала Мария Магдалина. Они открыли лишь внутреннюю силу. Однако решили послужить делу Марии, используя свои проявившиеся необычные способности для организации и развития совершенно новой в то время формации общества с главенствующими духовными целями. Именно данными людьми был организован Орден, который получил впоследствии название тамплиеры».

Отрывки из книги Анастасии Новых «Сэнсэй-IV. Исконный Шамбалы»

sensei.org.ua


Смотрите также