Православный праздник преображение


День Преображения Господня: православные традиции

День Преображения Господа — светлый праздник, который отмечается ежегодно 19 августа. Узнайте какие традиции несет в себе этот православный праздник, как его отмечали и о чем принято молиться Богу в этот день.

История церковного праздника

Событие, которое отмечают православные в этот день, связано с Преображением, описанным в Библии. Иисус во время проповеди явил перед своими апостолами свою Божественную сущность, и открылся им, что он сын Божий. Поднявшись на гору Фавор, Спаситель преобразился: его лик просиял, одежды стали светлыми, а глас Господень с небес произнес: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение; Его слушайте».

Иисус поведал, что призван он умереть за грехи человеческие, принеся себя в жертву. Но через три дня он воскреснет, а после вознесется на небо.

Как принято праздновать Преображение Господне

Церковные службы в честь Преображения Господа начинаются за день до праздника — 18 августа, и продолжаются еще семь дней после. В сам праздник Преображения в храмах проводится литургия, поется канон. Служители церкви, в этот день все до единого одеты в белые одежды, подчеркивая нерукотворный фаворский свет, осенивший Христа.

Православные верующие по традиции ходят в храм 19 августа, в день Преображения чтобы отстоять праздничную службу. А дома принято молиться перед иконой Спасителя нашего Иисуса Христа:

«Господи Иисусе Христе, Боже наш, во Свете живый неприступнем, Сияние сый Славы Отчия и Образ Ипостаси Его! Егда прииде исполнение времен, Ты за милосердие неизреченное к падшему роду человеческому Себе умалил еси, зрак раба приял еси, смирил еси Себе, послушлив бысть даже до смерти.

Обаче прежде Креста и вольныя страсти Твоея на горе Фаворстей преобразился еси в Божественней Славе Своей пред святыми Твоими ученики и Апостолы, мало скрыв плоти восприятие, да егда Тя узрят распинаема, и смерти предаваема, уразумеют убо страдание Твое вольное и Божество»

Праздник Преображения в народе называется Яблочный Спас. В этот день сплелись церковные и народные традиции, и оба праздника отмечаются с большим размахом. Православные несут в церковь плоды нового урожая яблок, чтобы освятить после литургии.

Вечером устраиваются гулянья. Несмотря на то, что праздник выпадает на Успенский пост, церковь разрешает подавать к столу больше снеди, чем в другие постные дни: рыбу, угощения из яблок и вино.

Праздник Преображения Господня считается одним из двенадцати главных событий в календаре православия и важен для каждого верующего. Соблюдая православные традиции, вы сможете не только почтить память своих предков, но и стать немного ближе к Богу, пустить в свою душу веру в Него. Желаем вам удачи и не забывайте нажимать на кнопки и

Яблочный Спас связан с огромным количеством примет, обрядов и обычаев. Церковные и народные традиции этого ...

Четвертого ноября верующие по традиции поклонятся Казанской иконе Божией матери — великой покровительнице и заступнице ...

Каждый год 14 октября православные люди всего мира отмечают праздник Покрова Пресвятой Богородицы. В его ...

История праздника. Какие чудеса сотворила икона и почему этим образом благословляют молодых. О чем нужно молиться Казанской ...

dailyhoro.ru

Преображение Господне - Православный журнал "Фома"

 

А. Митрофанова: Добрый вечер, дорогие радиослушатели! В эфире программа «Фома» для тех, кто хочет верить и я, Алла Митрофанова. Снова мы выходим в эфир во время поста. На сей раз речь идет уже о посте Успенском. С радостью представляю нашего гостя – священник Александр Тимофеев, преподаватель московской духовной академии. Отец Александр, здравствуйте!

О. Александр Тимофеев: Добрый вечер!

А. Митрофанова: Поговорим сегодня о другом празднике, на Успение – не знаю, останется на него место или нет, посмотрим. Сегодня 16 августа, ближайшее воскресенье, 19 августа, в календаре этот день обозначен как Преображение Господне, о том, что это такое и какое значение имеет к нам, к людям, которые живут две тысячи лет спустя, вот об этом сегодня постараемся поговорить. Дело в том, что Преображение это событие загадочное, о нем в художественной литературе нигде не сказано (такие праздники, как Рождество, Пасха, — их сколько угодно может быть, отражений, интерпретаций, толкований и так далее, но когда мы говорим о Преображении, то ничего, кроме стихотворения Бориса Пастернака из цикла стихов Юрия Живаго, ничего на ум и не приходит, никто о нем больше не писал. Это говорит о том, что это событие очень трудно постигаемо для нашего человеческого сознания. Но мы все же постараемся в ходе сегодняшнего разговора разобраться о чем идет речь. Но прежде всего стоит обратить внимание, что Преображение называют яблочным Спасом. Вот есть Спас яблочный, есть еще два – ореховый и медовый, если я не ошибаюсь. Отец Александр, почему эти дни называют Спасами? Яблочный, ореховый, медовый – это вообще по-моему, сочетание несочетаемого? С одной стороны речь идет о еде, с другой стороны, речь идет о Господе Боге, насколько это вообще возможно и правильно?

О. Александр Тимофеев: Совершенно верно, что эти праздники в народе Спасами называли, потому что «Спас» это господский праздник – любой. Другое дело, что Россия была аграрной страной, где большинство населения крестьянское, и вполне естественно годовые циклы, сбор урожая и так далее, хотелось привязать к каким-то большим праздникам. Это было и в Ветхом Завете, если мы посмотрим. Народ израильский, который тоже жит крестьянской жизнью, там было то же самое. Там были праздники, которые назывались освящение начатков плодов, или овощей, которые надо было Господу приносить. В русской традиции так получается, что у нас все поспевает к августу, довольно поздно. 19 августа это по старому 6 августа, виноград в это время созревает, и раньше освящали виноград. Если мы посмотрим на чин освящения, там везде грозди, тут символика – виноград – это то, из чего делают вино, необходимое для богослужения. Но на Руси виноград это экзотика, тут только крыжовник, северный виноград, Поэтому у нас яблоко. Вот мы с вами городские жители, мы выпали давно из сельско-хозяйственных циклов, и в каком-то смысле эта традиция устарела. Мед у нас есть круглый год, орехи, яблоки, из Аргентины и откуда хотите. Жизнь в закономерном временном  цикле, смена времен года, сева, сбора урожая, для нас уже не вполне актуальна, мы к этому как к экзотике относимся.

А. Митрофанова: А скажите, правда, яблоки нельзя есть до тех пор, пока на  Преображение их не освятят?

О. А. Тимофеев: Для русского крестьянства, ну и вообще для России, которая была аграрной страной, поспевает урожай – хочется его освятить, начатки урожая Господу посвятить…

А. Митрофанова: И они действительно не ели ни яблок, ни картошки, ничего?

О.А. Тимофеев: Нет, не ели. Ну картошка, она позже поспевает… Нет, если, морковку, огурцы, которые еще раньше поспевают. Даже было соревнование, кто  к царскому столу первый доставит свежие овощи, это вообще было весной, в конце великого поста, к Пасхе. Что касается нынешней традиции – мы выпали из этой традиции, может быть, в советское время и была какая-то сезонность, но сейчас в супермаркетах полностью эту сезонность устранили.

А. Митрофанова: То есть нам все можно есть?

О. А. Тимофеев: Я считаю, что смысл освящения урожая надо сохранять. Когда бы мы его не собирали, в каком бы полушарии мы ни жили, главное, что когда-то освящать надо, почему бы это не делать на Преображение по традиции? А что касается воздержания от яблок, мне кажется, это утратило смысл на данный момент, не надо акцентировать на этом внимание. Главное – пусть будет благодарность. Почему была идея освящения плодов? Господь послал урожай, надо Его поблагодарить, хочется и всю жизнь освятить, чтобы было тепло и радостно вокруг. Почему же наши сельскохозяйственные радости и беды не могли быть освящены? Вообще же это второстепенная тема в празднике Преображения…

А. Митрофанова: Вот о главном давайте и поговорим. О второстепенной теме отстрелялись. Если говорить о главном, сначала надо говорить о понятиях. У нас чего только этим словом не называют. Я тут в интернет залезла – у нас и неврологические клиники и секты даже есть, которые позиционируют себя как секты преображения, которые учат себя «стяжанию любви» как они говорят…

О. Александр Тимофеев: Да, хочу слушателей предупредить. Есть такая секта Преображение России, куда соваться не надо, хотя они обещают исцеление от алкоголизма и все, чего угодно. Это секта, где у людей отнимают мобильные телефоны, лишают контакта с внешним миром, заставляют принудительно бесплатно трудиться на руководителя этой секты, туда лучше не попадать.

А. Митрофанова: Как и в другие секты лучше не попадать, потому что там в основе совсем другая природа заложена. Когда мы говорим о Преображении Господа, о празднике, который грядет 19 августа, вы могли бы как-то на понятном языке объяснить, что имеется в виду? О каком событии идет речь? При том, что как я понимаю, это довольно сложно?

О. Александр Тимофеев: Довольно сложно. Вот вы упомянули о том, что мало художественных произведений этому посвящено. Сам праздник, он предполагает действие какое-то: вот Рождество – волхвы идет, пастухи, очень яркие, выпуклые персонажи, есть о чем написать. В Преображении все очень аскетично, кратко, скупо описано. Подъем учеников на гору, вместе с Господом Иисусом Христом, Петра, Иакова, Иоанна. Господь отошел от них помолиться, ученики засунли. Вот они видят Господа преобразившимся, а рядом беседующих с ним пророков Моисея и Илию, реакция учеников описана и сказано, что Господь запретил об этом говорить вообще до тех пор, когда придет время. Для художественного произведения неподъемная задача, наверное, поэтому никто и не брался, собственно говоря. В аскетической литературе эта тема развита достаточно сильно. У нас даже слова-то человечского нормального нет для того, чтобы описать, что произошло. Вот смотрите, по-гречески метаморфозис – преображение, превращение. Изменение формы.

А. Митрофанова: Ну, метаморфозы у нас несколько иной оттенок имеют…

О. Александр Тимофеев: Понятно. По латыни трансфигурация. В европейских языках тоже. У нас на русском еще звучит получше, изменение образа. Но все равно это как-то не передает – Господь образа Своего не менял. Лик Его человеческий не изменился, изменилось что-то другое. Человеческая немощь языковая здесь видна, мы не можем выразить, трудно для передачи. Но есть очень важное в этом празднике, он считается одним из самых важных христианских праздников.

А. Митрофанова: Из двенадцати важнейших?

О. Александр Тимофеев: Даже из двенадцати важнейших он считается одним из самых важных. Вместе с праздниками Рождества, Богоявления, событий страстной недели, это все-таки праздники, выделенные как Господские, очень важными считаются. На Руси он считался важным – посмотрите, сколько у нас Преображенских храмов?

А. Митрофанова: И местности, и улицы, и фамилии и много всего прочего связано с этим праздников.

О. Александр Тимофеев: Даже русская гвардия, помните, по названию села Преображенского названа. Преображенский полк. Много храмов было, значит было большое желание увековечить это событие в своей повседневной жизни. Просто так ведь храмы не называют. Посмотрите, на Руси ограниченное количество названий – есть Успенский храм, Рождественский, Преображенский, Никольский, по названиям любимых праздников называли. То есть праздник почитался одним из главных.

А. Митрофанова: Почему? Что в его сути сокрыто? Ведь Господь изменился с одной стороны, а с другой он не изменился.

О. Александр Тимофеев: ну давайте посмотрим описание. Что увидели апостолы? Они увидели лицо Его блистающим и одежду блистающую, сохранилось описание очевидца «как белильщик не может выбелить».

А. Митрофанова: Какое трогательное описание, белильщик представляется с кисточкой…

О. Александр Тимофеев: Нет, белильщики это те, кто холсты белили. Холст сам по себе серый, а белильщики белили. То, что «белильщик» не может выбелить» означает что-то сверхъестественное, не хватает человеческих слов. А что произошло? Они увидели Господа как он есть по Своей природе. Ведь Господь явился на земле в смиренном образе.

А. Митрофанова: Как человек вы имеете в виду?

О. Александр Тимофеев: Да, как человек, Он воплотился, принял человеческую природу и стал одним из нас. У пророка Исайи сказано «он не имел славы» то есть вид его был как вид раба, обычного человека. Он родился не вельможей, не царем, а сыном плотника. Что может быть смиреннее? И не всем дано было разглядеть это внутренне его содержание, божество. Даже апостолам оно открылось не сразу Сам момент преображения что происходит? Скорее, не Сам Господь преобразился, а у учеников открылись глаза на то, какой Он. Это Преображение было может быть самих учеников. У них в глазах изменился образ Спасителя. Они увидели Его, Его славу , таким они должны были бы всегда Его видеть, если бы не человеческая немощь. Вот что тут происходит. И для них это было неожиданным явлением. Причем сами они тоже оказались не просто очевидцами, а они сами оказались в свете Преображения. Самое дорогое, драгоценное, что оказалось в этом событии, это то, что человек может видеть Бога. Слово свет как употребляется в Священном Писании – не только как солнечный свет, или звездный свет как какой-то материальный свет, речь идет о другом Свете. Господь Сам себя называет Светом. В Евангелии есть такие слова, Господь говорит «Я есть Свет миру», Он неоднократно это говорит, евангелист Иоанн говорит  в своем послании «Бог есть свет, и нет в нем никакой тьмы». Это понятие о том, что христианство принесло свет в мир, что человек, встречающий Бога, у него открываются глаза, он начинает все видеть в подлинном виде, в подлинном свете, как при дневном свете исчезают тени и исчезает ночная мгла и страхи, это и есть Преображение. То есть Преображение это очень радостный праздник.

А. Митрофанова: То есть это праздник для человеческой природы, которая изменилась настолько, что человек может видеть Бога, правильно?

О. Александр Тимофеев: Я бы богословски поправил. Не для природы, а для личности. Потому что природа видеть Бога не может, а лично человек может быть способным к видению Бога, что очень важно. Многие секты, неоязыческие, все говорят о видении какого-то света, о том, что можно подключиться к источнику энергии, просветиться, прочистить чакры, потом еще к какому-то источнику подключиться. Но чем все это отличается от христианства? Понятием о личном Боге, о встрече лицом к лицу. Вот чего там нет. А христианство говорит, что свет виден через личность, через лицо Господа Иисуса Христа. Вот очень характерная молитва, которую священник читает в конце первого часа “Христе, Свете истинный, просвещаяй и освящаяй всякого человека, грядущего в мир”…

А. Митрофанова: То есть вы этими словами просите о Преображении, которое случилось с апостолами?

О. Александр Тимофеев: А прошу не только преображения, а «во свете лица Твоего узрим свет неприступный», то есть свет для человека неприступный по природе, но мы можем видеть его в природе Господа Иисуса Христа и предстоя перед Ним, лицом к лицу, как раз преобразиться сами.

А. Митрофанова: Отец Александр, все равно это теория. Вы на практике знаете людей, которым это было доступно, такое преображение, кроме апостолов?

О. Александр Тимофеев: Конечно знаю. Это вообще самая первая задача церкви – преображение людей. Я уж не помню кто и когда, но кто-то сказал такую замечательную фразу «никто не пришел бы в церковь и не стал бы верующим человеком, если бы в лице другого человека не увидел когда-то сияние вечной жизни в его глазах». Это совершенно правильно, потому что христианство основано на личном свидетельстве всегда. Пока не увидишь, пока не познакомишься с кем-то, кто имеет глубокий опыт преображения, то есть через кого свет начинает светиться Божественный, наверное, невозможно христианином стать. Практически невозможно. И слава Богу, что две тысячи лет прошло и несмотря на тьму и уродливые наросты, которыми покрывается в обыденной жизни, все-таки этот свет светит и его можно встретить. Перемена возможна всегда. В моей жизни было достаточно встреч с такими поразительными людьми, которые в советские годы прошли через лагеря, гонения, ложь, клевету и так далее и сохранили божественный свет. Я был знаком с некоторыми людьми, которые уже отошли в мир иной. Я помню этот опыт встреч. Вот пример могу привести, отца Иоанна Крестьянкина, насельник Киево-Печерского монастыря…

А. Митрофанова: О нем замечательно написал в своей книге «Несвятые святые» архимандрит Тихон Шевкунов…

О. Александр Тимофеев: Отец Иоанн хорошо пишет, потому что был очевидцем Иоанна Крестьянкина. Я тоже был очевидцем, у меня даже есть несколько писем от него ко мне, которые были опубликованы в книжке его писем, имена, конечно, изменены. И вот это свет… Кстати, я и познакомился с отцом Иоанном на праздник Преображения. Я приехал в Псково-Печерский монастырь, это было в начале девяностых, недавно крестился, и было поразительное ощущение встречи с человеком, который проникся другим принципом жизни, у него буквально от лица свет какой-то исходил, человеческому глазу это незаметно, но в общении это видно, с таким человеком и сам начинаешь душой светлеть.

А. Митрофанова: А почему тогда не все такие?

О. Александр Тимофеев: Я думаю, это личное дело, каким быть. Каждый человек имеет такую возможность. Почему я говорю, что это очень личное дело. Мы имеем образ Божий, сотворены по образу Божию. Отметим, преображение и образ – это однокоренные слова.

А. Митрофанова: То есть в каждом из нас заложена такая возможность, а воспользуемся мы ей или нет, это уже наше дело?

О. Александр Тимофеев: Мы можем или отразить в себе лик Господа Иисуса Христа, либо не отразить, исказить его как-то.

А. Митрофанова: Ответственность то какая-то, страшно. Задумывешься, оказывается каждый призван быть таким, как отец Иоанн Крестьянкин…

О. Александр Тимофеев: Каждый в свою меру. Я вот совершаю богослужение в храме, вижу как лица людей меняются от ощущения церковного праздника. Почему само событие преображения праздником стало? Потому что оно очень радостное. Радостное не от какой-то внешней радости, когда можно веселиться, хохотать, а потом когда человек хохочет, хохочет, знаете, такой был известный комик, Луи де Фюнес, который смешил людей всю жизнь,  а в конце впал в такую депрессию, что разговаривать с людьми перестал. Есть вот такая натянутая радость, а есть глубокая внутренняя радость, сердечная, каждый из нас переживал такую, наверное, только она не хохотать заставляет, а радует может быть до слез. Радость от чего-то подлинного, настоящего. От подлинной любви, которую можно пережить, от какой-то радостной встречи. Я про такую радость говорю. Преображение такую радость дает как раз.

А. Митрофанова: Иными словами, в этом празднике нам дана перспектива, к чему мы должны прийти.

О. Александр Тимофеев: Перспектива, да. Я бы сказал даже эсхатологическая перспектива, на всю жизнь человеку, к чему мы должны прийти.

А. Митрофанова: Отец Александр, хочется еще разобраться с некоторыми деталями. Во-первых, мы знаем о том, что речь идет о конкретном месте. Есть гора, которая называется Фавор, и вот на этой горе описываемое событие и произошло. Вы занимаетесь археологией очень серьезно, вы копаете на Святой земле, у нас даже одна из наших программ была посвящена. Очень всё это интересно и замечательно, но возникает вопрос – вы эту гору видели? Они вообще существует?

О. Александр Тимофеев: Да, гора существует. Она недалеко от Назарета находится, в Галилее. Недалеко от Мегида, известных в Ветхом завете городов. Чем эта гора известна? Она в Ветхом завете упоминается. Она отдельно стоит.

А. Митрофанова: То есть кругом равнина и тут вот хоп — и гора?

О. Александр Тимофеев: Да, кругом равнина, цепи гор немножко севернее, а она отделена. Она не очень высокая, меньше 600 метров, хотя довольна крутая и округлая, вид у нее очень характерный, она доминирует над всей местностью.

А. Митрофанова: То есть если на забираться,  то надо именно восходить? Подниматься, подниматься, под конец уже устаешь.

О. Александр Тимофеев: Да, довольно крутая гора. Сейчас, правда, можно и на машине заехать. Там есть серпантин, большинство паломников не пешком восходят, а заезжают, наверху есть два монастыря, католический и православный, они находятся на месте разрушенных более древних храмов. Историческое предание именно на это место показывает, она в общем-то удобна, как символ. Господь многие вещи совершал как символ…

А. Митрофанова: Вот стоп, как символ или все-таки удалось документально установить, что это та самая гора?

О. Александр Тимофеев: Как документально установишь, что это та самая гора?

А. Митрофанова: Не знаю…

О. Александр Тимофеев: Никаких археологических знаков нет, есть устойчивое предание. Ее трудно, честно говоря, с какой-то другой горой перепутать. Предлагали горы более северные, Ермон, но вряд ли, это уже высокие горы северные, а эта гора возвышается над всей Галилеей, она как символ, поэтому Господь ее и избрал. Ученики на нее восходят, так что они даже устали и ложаться спать, так как устали. То есть Преображение подразумевает еще и восхождение определенное, труд. Прежде чем ты увидишь свет Божественный, надо потрудиться, взойти. Чем еще гора замечательна. На равнине много звуков – восходишь наверх,  только шум в ушах свистит. То есть некое отрешение от земной жизни, оно должно быть. Восхождение, отрешение от суеты, мирских дел, приземленности, нужно немного воспарить. Когда на Фаворе оказываешься, вокруг вся Галилея видна.

А. Митрофанова: То есть оттуда еще и вид красивый?

О. А. Тимофеев: да, замечательный.

А. Митрофанова: Отец Александр, у меня еще такой вопрос. Вместе со Христом на эту гору поднимались три ученика. Петр, Иаков и Иоанн, а почему только трое? Ведь учеников было двенадцать. Почему только троих берет Господь и им вот это очень важное знание открывает? На самом деле все то значение праздника, о котором вы рассказали, имеет значение не только для тех людей, которые тогда жили, но и для нас, вот мы живем сейчас, для нас это как маяк, ориентир. Он берет только троих. Причем после того, как они это все увидели, спустились вниз, Он им запрещает рассказывать об этом остальным. Что это за парадокс такой? Может быть остальным это неважно или они не удостоены? И второй момент, почему об этом говорить-то было нельзя? По свидетельству апостола, это именно ближайшие ученики Господа. Если мы посмотрим на евангельские события, то Господь именно их звал. Именно Петр, Иаков и Иоанн.

А. Митрофанова: А остальные не ревновали, кстати?

О. Александр Тимофеев: Ревновали. По-человечески ревновали, это было заметно. Причем и сами Петр и Иаков и Иоанн.. мы знаем в Евангелии спор Иаков и Иоанн, сыны громовы они назывались, спорили кто в царствии небесном будет ближе ко Господу. То есть по-человечески хочется избранничества. А человеческое было им не чуждо. Господь берет их с собой когда – воскрешение из мертвых, чудеса такие, исключительные совершенно. А здесь событие преображение и участие в нем Петра Иакова и Иоанна надо сопоставить с другим. Посмотрите, в Евангелии описаны рядом два события, близких по времени – Преображение и Гефсиманская ночь, когда Господь молится о страшной чаше страданий, которую Ему придется выпить, он опять берет с собой этих учеников. Для них был очень важен опыт видения Господа, опыт переживания, радости этого бытия с Богом, чтобы потом не потерять надежду, не отчаяться. Потому что они в самой тьме окажутся, в глубине Гефсиманской ночи, чтобы не потерять веру, они должны иметь этот опыт.

А. Митрофанова: А остальные-то?

О. Александр Тимофеев: А других они сумеют укрепить, если сами эту веру не потеряют. Вот это очень важно, чтобы кто-то мог укрепить братьев. Почему они берутся Господом на гору Фавор? Я говорил в первой части передачи о том, что это у человека открываются глаза. Не Господь приобретает новый облик, а у человека открываются глаза. То есть они были в наивысшей степени к этому готовы, остальные ученики были неготовы. Потом когда Господь является после воскресения и остальные ученики видят Господа воскресшего со славе, то есть они приходят к этому постепенно. И запрещение Господа об этом говорить, тоже о многом свидетельствует. Человек должен еще дойти до того, чтобы  быть настолько уверенным в Господе, чтобы в вере не колебаться. Петр Иаков и Иоанн не зря в христианстве считаются символами важнейших добродетелей. Вера – это Петр, Надежда – Иаков, и Иоанн – это любовь. Они особенно этими качествами и отличаются.

А. Митрофанова: При этом Петр известен тем, что он отрекся от Христа.

О. Александр Тимофеев: Я думаю, что для апостола Петра именно этот опыт видения преображенного Господа был особенно важен. Ведь он воскликнул на горе Фавор «Господи, хорошо нам здесь быть!»

А. Митрофанова: Да, а потом сказал очень странные слова. «Сотворим три кущи», что такое кущи?

О. Александр Тимофеев: это что-то вроде шалаша из веток. Что такое праздник Кущей – это воспоминание дарования Синайского законодательства, когда народ жил в палатках вокруг Синая. То есть кущи это как такой праздник, выйти на природу.

Алла Митрофанова: То есть иными словами, он предлагает поставить три палатки и остаться жить?

О. Александр Тимофеев: Ему никуда не хочется. Он пришел на какую-то гору, где ничего нет, и вдруг он почувствовал на ней что-то такое, что ему не хочется уходить. Это опыт общения с Богом, пребывания в благодати, важен. Его невозможно забыть потом. Почему я и говорю, для апостола Петра он был очень важен в дальнейшем, он пройдет через падение. Отречется от Господа, потому что он пожалел себя, побоялся, что его схватят. Он последовал за Господом к первосвященнику, хотел за Господом идти, а вот это его отречение на словах, то, что современные люди даже бы проигнорировали – ну мало ли там, приврал немножко, а еще с целями благими, то есть современные люди, которые привыкли врать, они бы это не сочли. А в чем же Петр каялся? Он не хотел даже в слове против Господа погрешить. Это было для него глубочайшим падением. Опыт Преображения был для него важен, он показывал, что Господь есть благо, есть Свет, есть Любовь, ни за что невозможно от Него отречься.

А. Митрофанова: Если вернуться к палаткам, которые он предложил построить, одну для Христа, вторую для Моисея, третью для Илии. В связи с чем у меня возникает вопрос – вот они самые обычные люди, ученики Господа, но при этом ученики, которые еще не понимают, с Кем они общаются  и что Его ждет, поднимаются с Ним на эту гору, и рядом с Ним встречают еще двух мужчин, которых видят первый раз в жизни. И они при этом в одном узнают пророка Моисея, в другом пророка Илию. Я прошу прощения, сколько было времени между тем, когда жил Моисей. Как они их узнали?

О. Александр Тимофеев: До Моисея почти полторы тысячи лет, до пророка Илии порядка восьмисот лет. Действительно много, и тогда не были распространены изображения, как мы могли бы сейчас узнать по иконописным обликам. Здесь речь идет о другом знании. Ведь они пребывают в свете. Когда человек пребывает в свете Божием, он имеет совсем другое знание, не по описаниям, а знание непосредственное. Поразительное место в Евангелии, она ни капли не смущаются в том, что это именно Моисей и Илия. Нет “мы думали”, «нам показалось». Свет Преображения Господа многое открывает людям, они их увидели, узнали, и это было очень важно, чтобы они их узнали, что это не Иеремия, Иезекииль или другие из пророков.

А. Митрофанова: Да, а почему именно эти пророки?

О. Александр Тимофеев: Они имели исключительный опыт общения с Богом. Пророк Моисей, его еще называли боговидец, он восходил на Синай, общался с Богом, он получил непосредственное законодательство от Господа, так что, сходя с Синая, его лицо светилось. Это еще ветхий завет, полторы тысячи лет до рождества Христова. Сходя с горы, люди не могли видеть его лицо, он вынужден был лицо прикрывать покрывалом, Так оно светилось.

А. Митрофанова: Это так и было?

О. Александр Тимофеев: Более того, в израильском народе с тех пор остался обряд – во время молитвы покрывать голову платком, он идет именно отсюда, Моисей был вынужден покрывать. Люди неготовые, свет от Моисея, даже он был ослепительным, вопрос о готовности и неготовности видеть свет. Пророк и боговидец Моисей – это очень важно.

А. Митрофанова: Понятно, поэтому он оказывается на этой горе. А Илия?

О. Александр Тимофеев: Причем обратите внимание, Моисей был погребен в Иордании, он не вошел в Святую Землю, умер как человек, его душа вызывается Господом из преисподней. На лоне Авраамовом находились праведники до воскресения.

Пророк Илия тоже совершенно удивительная личность. Ревностный такой, в те времена, когда все покланялись Ваалу, это такое чудовищное божество, финикийско-хананейское, божество, требовавшее человеческих жертвоприношений, которому детей в жертву приносили. По археологическим источникам остались свидетельства, что именно так оно все и было, в Карфагене сохранились капища Ваала, можно сходить посмотреть, многие сейчас ездят. В то время когда этот культ насаждался царской властью, Ахавом, Илия этому культу противостоял. Он посрамил лжепророков Ваала, проявил исключительную ревность и смелость, когда другие молчали. И вот ревность он был готов за Господа биться, он избил лжепророков Ваала, потом вынужден был бежать и ему Господь, этому ревностному своему ученику явился в виде бури – и там нет Господа, потом в виде тонкого ветерка, по-славянски в виде гласа хлада тонка, то есть тоненький ветер, ласкающий человека, приносящий успокоение человеку, и в нем явился Господь. То есть господь его научил, что Он Бог милости, и милости хочет, а не жертвы. Илия исключительной участи удостоился, он не умер до сих пор. В прямом смысле. Он был взят живым на небо. У него исключительно служение на земле. Он еще умрет, как все люди, но умрет в самом конце этого мира, когда явится обманщик антихрист и Илия как тогда имел истинный дух истинную веру и не поклонился Ваалу, так и здесь он тоже послужит совершенно исключительной цели – он обличит антихриста и укажет всем людям на него, что это лжец, не Христос, и антихрист его убьет. То есть Илия пророк тоже претерпит мученическую кончину. Его служение еще не закончилось на земле. То есть Моисей взят из преисподни, Илия из царства небесного пришел, как свидетели от Господа при жизни, как начало и конец своего рода…

А. Митрофанова: А о чем они говорят? Что они Ему рассказывают? Разве Христос мог чего-то не знать?

О. Александр Тимофеев: Наоборот, Господь им объяснял, Он говорил о Своем служении. Говорил о том, что должно совершиться в Иерусалиме скоро, о грядущих страданиях, Своей смерти и о воскресении, что очень важно. Апостолы недопоняли, но запомнили и поняли уже полсе, когда это произошло. Кстати, в Евангелии это незадолго до Пасхи произошло, а у нас в августе празднуется.

А. Митрофанова: Кстати, я хотела у вас спросить, если за сорок дней до Пасхи это было, то Преображение 19 августа это сильно после…

О. Александр Тимофеев: Да это совершенно сознательно праздник был смещен, может быть, веке в пятом, если не ошибаюсь. А раньше он отмечался в великом посту. А после того как в четвертом веке был обретен Крест Господа Иисуса Христа, этот праздник Воздвиженья креста Господня, имел большую популярность, паломники со всех концов приходили в Иерусалим и праздник этот перерос в воспоминание распятия и воскресения Господа, Как бы осенняя пасха. И тогда праздник Преображения был перемещен на лето, причем он как раз за сорок дней до Воздвиженья, это было сделано еще по той причине… В Великом посту он потерялся бы в силу важности Пасхи. Чтобы осенний цикл воспоминаний сделать, его выделили отдельно.

А. Митрофанова: Как интересно, то есть получается, что в принципе все эти даты, они условны?

О. Александр Тимофеев: Условны. Мы знаем точно, что Преображение было перед Пасхой и незадолго до нее. А календарные даты условны. Потом смещается же… вот мы видим вместо шестого мы видим девятнадцатое августа.

А. Митрофанова: А это не имеет никакого значения, так получается?

О. Александр Тимофеев: В определенном смысле да, главное, какой смысл мы вкладываем. Рождество Христово тоже условная дата. Если про Пасху мы знаем, что весной, то Рождество это условная дата.

А. Митрофанова: И даже наверное не знаем точный год?

О. Александр Тимофеев: Только примерно можем вычислить, по косвенным данным.

А. Митрофанова: Что касается Успения, праздник, который мы празднуем в конце августа, это тоже условная дата или есть у нее какое-то обоснование?

О. Александр Тимофеев: Я думаю, он окончательно входит в осенний цикл праздников, мне кажется, дата условная…

А. Митрофанова: То есть это праздник, который завершает год?

О. Александр Тимофеев: в Каком-то смысле да, он завершает год. Но главное, что в святой земле сложилась традиция. Многие праздники, которые мы празднуем были связаны с той последовательностью богослужений, которая родилась в Иерусалиме. И тогда приходили на то самое место, где они происходили, там читалось Евангелие, совершалось богослужение.

А. Митрофанова: Но несмотря на все условности дат, я понимаю, что значение этих праздников оно все равно для нас сохраняется. И вот хоть прошло две тысячи лет и полторы еще или пять тысяч еще, но значение этих праздников, если мы понимаем их смысл, остается таким же, как и для учеников, которые оставались со Христом на горе Фавор, я правильно понимаю?

О. Александр Тимофеев: Конечно, И ученики были не просто избраны, они были избраны для того, чтобы засвидетельствовать потом, чтобы свет преображения донести до других людей, и вот это очень важно, Что свет Преображения принадлежит всем людям, все призваны чтобы его в конце концов увидеть. Бог есть свет и к нему надо устремиться. Несмотря на тьму жизни, на то, что мы пребываем во тьме греха, несмотря на все несовершенства и недопонимания, мы должны к Нему придти. В человеке должно это желание пробудиться. Не все к сожалению это понимают. И в Евангелии это очень страшное свидетельство об этом сказано, что люди более возлюбили свет, чем тьму. И к сожалении, оказывается меньшинство тех, кто хочет к свету. Это поразительная вещь, но это правда. Это не значит, что это отменяет свет, даже если люди не хотят к нему придти, это не значит, что он перестает светить. И в христианстве учение о свете одно из самых важных, это может быть центр Священного писания, что Бог есть свет и в нем нет никакой тьмы, очень важно для нас. Поэтому именно к свету мы должны стремиться, к подлинному просвещению светом Божественным. Этот праздник нам постоянно из века в век, из года в год, будет напоминать, чтобы мы стремились увидеть Божественный Свет.

А. Митрофанова: Спасибо за этот разговор. Я напомню, в программе «Фома» сегодня был священник Александр Тимофеев, преподаватель Московской духовной академии и говорили мы о смысле праздника Преображения, который нам предстоит пережить в ближайшее воскресенье 19 августа. Спасибо за этот разговор, встретимся в эфире через неделю, не бойтесь ваших сомнений!

Page 2

Преображение Господне, или, по-народному, «Яблочный Спас» — православный праздник, который верующие отмечают 19 августа. В этот день мы вспоминаем евангельское событие, когда апостолы Петр, Иаков и Иоанн увидели Господа Иисуса Христа преображенным — во всей Божественной, вечной славе. Мы расскажем об истории, смысле и традициях праздника Преображения.

Что такое Преображение

Преображение (греч. метаморфосис, лат. Transfiguratio) буквально переводится как «превращение в другой вид» или «изменение формы». Полное название праздника — Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Это один из так называемых двунадесятых праздников, которые догматически тесно связаны с событиями земной жизни Господа Иисуса Христа и Богородицы и делятся на Господские (посвященные Господу Иисусу Христу) и Богородичные (посвященные Божией Матери). Преображение — Господский праздник.

События Преображения описаны в Евангелиях, о них пишут все евангелисты, кроме апостола Иоанна. Во время молитвы на горе Фавор три ученика Иисуса Христа — Петр, Иаков и Иоанн — увидели, как Учитель преобразился: По прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних, и преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет (Мф 17:1-2).

На Руси этот праздник получил народное название «Яблочный Спас». Дело в том, что в Израиле и Греции день Преображения приходился на пору созревания винограда. Христиане приносили душистые гроздья в храм — для благословения и в знак благодарности Богу. В странах, где виноград не растет, например, в большей части России, вместо него стали освящать яблоки. Существует специальная молитва «На освящение начаток овощей (плодов)».

Когда празднуется Преображение Господне

Православные христиане празднуют Преображение 19 августа по новому стилю (6 августа по старому стилю).

События Преображения Господня

Мы читаем о Преображении в трех Евангелиях, оно не описано только в Евангелии от Иоанна.

Как сообщают апостолы-евангелисты, события Преображения произошли через шесть дней после того, как Христос в беседе о кресте и Царствии Божием произнес: «…истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе» (Мк 9:1). Спаситель взял с собой трех учеников — Петра, Иакова и Иоанна — и отправился на гору, чтобы помолиться. Пока Христос молился, учеников, уставших за день, сморил сон. Но потом чудо разбудило их — Учитель «преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет» (Мф 17:2). Перед Спасителем явились пророки Моисей и Илия и говорили с Ним. Как пишет апостол Лука, беседа шла «об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме» (Лк 9:31), то есть о предстоящем распятии на кресте. Апостол Петр, пораженный величием Господа, воскликнул: «Равви! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну, и одну Илии» (Мк 9:5). После этих слов появилось светлое облако и накрыло всех своей тенью. Из недр облака раздался голос Бога-Отца: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение; Его слушайте (Мф 17:5). После этого чудесного события Христос и ученики сошли с горы. Спаситель запретил апостолам открывать кому бы то ни было тайну Преображения, «доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых» (Мк 9:9).

Фавор — Гора Преображения

Фавор — это гора высотой 588 метров, расположенная в Израиле, в 9 километрах к юго-востоку от города Назарета. По преданию, именно на горе Фавор апостолы Петр, Иаков и Иоанн увидели чудесное Преображение Господне. В настоящее время на вершине горы действуют два монастыря, православный и католический.

История празднования Преображения Господня

Традиция праздновать Преображение Господне существовала уже в IV веке, а, скорее всего, и раньше. Именно в IV веке равноапостольная императрица Елена построила на горе Фавор храм в честь Преображения. Кроме того, мы читаем об этом празднике в поучениях святых Ефрема Сирина и Иоанна Златоуста. Из VII века до нас дошло слово на Преображение Господне святого Андрея Критского.

Икона Преображения

Преображение Господне — икона из Праздничного ряда православного иконостаса. Уже в VI веке сюжет иконы стал каноническим. Христа изображают в центре, по обеим сторонам от Него стоят пророки Моисей и Илия. Причем Моисей на иконе чаще всего юн, а Илия стар. Чуть ниже мы видим павших ниц апостолов. Белые одежды Спасителя сияют, свет лучится от лика и всей Его фигуры. Иконописцы изображают Христа в ореоле круглой или овальной формы.

Богослужение Преображения Господня

У праздника Преображения есть один день предпразднства (5 августа) и семь дней попразднства (с 7 по 13 августа). Отдание праздника совершают в храмах 13 августа.

Народное название Преображения Господня «Яблочный Спас» напоминает нам о древней традиции освящать в этот день плоды. В Израиле и южных христианских странах, например, Греции, ко времени праздника как раз поспевал виноград. Гроздья винограда, а еще колосья, люди несли в храм для благословения и в знак благодарности Богу.

На русских землях виноград рос далеко не везде, поэтому традиция трансформировалась — стали освящать яблоки. Существует специальная молитва — «На освящение начаток овощей (плодов)».

Молитвы Преображения Господня

Тропарь Преображения Господня

глас 7

Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху, да возсияет и нам, грешным, Свет Твой присносущный молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе.

Перевод:

Преобразился Ты на горе, Христе Боже, показав ученикам Твоим славу Твою, насколько это было для них возможно. Да воссияет и нам, грешным, свет Твой вечный, по молитвам Богородицы. Податель света, слава Тебе!

Кондак Преображения Господня

глас 7

На горе преобразился еси, и якоже вмещаху ученицы Твои, славу Твою, Христе Боже, видеша, да егда Тя узрят распинаема, страдание убо уразумеют вольное, мирови же проповедят, яко Ты еси воистинну Отчее сияние.

Перевод:

На горе преобразился Ты, и, насколько могли вместить ученики Твои, они славу Твою, Христе Боже, созерцали, чтобы, когда Тебя увидят распинаемым, уразумели, что Твое страдание – добровольное и миру возвестили, что Ты – воистину Отчее сияние.

Величание Преображения Господня

Величаем Тя, Живодавче Христе, и почитаем пречистыя плоти Твоея преславное Преображение.

Перевод

Величаем Тебя, Податель жизни Христе, и почитаем пречистой плоти Твоей преславное преображение.

«Яблочный Спас» — народные традиции праздника Преображения

Праздник Преображения Господня на Руси также называли Яблочный Спас, Спас, Второй Спас, Праздник первых плодов, Спас на горе, Средний Спас, Горохов день, Вторая встреча осени, Первые осенины, Осенины.

«Первые осенины» — значит встреча осени. Лето шло на убыль, крестьяне собирали урожай в полях и садах. В храмы несли для благословения яблоки. Над ними священник читал специальную молитву — «На освящение начаток овощей (плодов)». С этого момента верующим можно было начинать есть яблоки и другие плоды нового урожая.

На Яблочный Спас хозяйки пекли яблочные пироги, варили варенье. На угощение приглашали родных и знакомых. Была традиция потчевать нищих — во славу Божию. Если кто-то отказывался исполнить это доброе дело, его всячески порицали: «А не дай, Боже, иметь с ними дела! Забыл он старого и сирого, не уделил им от своего богатства и малого добра, не призрел своим добром хворого и бедного!». Еще на Преображение пели песни, провожали солнце в поле.

Митрополит Сурожский Антоний. Проповедь на Праздник Преображения

Праздник Преображения раскрывает перед нами славу Богом созданной твари. Не только Христос явился в славе Отчей, в славе Своей Божественной в этот день перед Своими учениками: Евангелие нам говорит, что Божественный свет струился из Его физического тела и из той одежды, которая его покрывала, изливался на все, что окружало Христа.

Здесь мы видим нечто, что прикровенно уже раскрывалось нам в Воплощении Христовом. Мы не можем без недоумения думать о Воплощении: как оказалось возможно, что человеческая плоть, материя этого мира, собранная в теле Христовом, могла не только быть местом вселения Живого Бога – как бывает, например, храм – но соединиться с Божеством так, что и тело это пронизано Божественностью и восседает теперь одесную Бога и Отца в вечной славе? Здесь прикровенно открывается перед нами все величие, вся значительность не только человека, но самого материального мира и неописуемых его возможностей – не только земных и временных, но и вечных, Божественных.

И в день Преображения Господня мы видим, каким светом призван воссиять этот наш материальный мир, какой славой он призван сиять в Царстве Божием, в вечности Господней… И если мы внимательно, всерьез принимаем то, что нам здесь открыто, мы должны изменить самым глубоким образом наше отношение ко всему видимому, ко всему осязаемому; не только к человечеству, не только к человеку, но к самому телу его; и не только к человеческому телу, но ко всему, что телесно вокруг нас ощутимо, осязаемо, видимо… Все призвано стать местом вселения благодати Господней; все призвано когда-то, в конце времен, быть вобрано в эту славу и воссиять этой славой.

И нам, людям, дано это знать; нам, людям, дано не только знать это, но и быть сотрудниками Божиими в освящении той твари, которую Господь сотворил… Мы совершаем освящение плодов, освящение вод, освящение хлебов, мы совершаем освящение хлеба и вина в Тело и Кровь Господни; внутри пределов Церкви это начало чуда Преображения и Богоявления; верой человеческой отделяется вещество этого мира, которое предано человеческим безверием и предательством тлению, смерти и разрушению. Верой нашей отделяется оно от этого тления и смерти, отдается в собственность Богу, и Богом приемлется, и в Боге уже теперь, зачаточно, поистине делается новой тварью.

Но это должно распространиться далеко за пределы храма: все без остатка, что подвластно человеку, может быть им освящено; все, над чем мы работаем, к чему мы прикасаемся, все предметы жизни – все может стать частью Царства Божия, если это Царство Божие будет внутри нас и будет, как сияние Христово, распространяться на все, к чему мы прикасаемся…

Подумаем об этом; мы не призваны поработить природу, мы призваны ее освободить от плена тления и смерти и греха, освободить ее и вернуть в гармонию с Царством Божиим. И поэтому станем вдумчиво, благоговейно относиться ко всему этому тварному, видимому нами миру, и послужим в нем соработниками Христовыми, чтобы мир достиг своей славы и чтобы нами все тварное вошло в радость Господню. Аминь.

(19 августа 1973 г.)

Преображение Господне в Армении

Преображение Господне по-армянски называется «Вардавар». В Армянской Апостольской Церкви этот праздник отмечают на 98 день после Пасхи, то есть в период с 28 июня до 1 августа.

На Преображение выпускают в небо голубей, а еще у армян существует древняя традиция обливать друг друга водой. Это веселый и добрый обычай, на который никто не обижается, потому что облить водой в этот день —  значит подарить подарок. Окатить водой могут каждого, даже случайного прохожего. В праздновании принимают участие все от мала до велика, особенно радуется детвора.

Преображенское кладбище

Преображенское кладбище находится в Москве, на , 17а. Это бывшее старообрядческое Основали его во время эпидемии.

В 1764 году монастырь упразднили, и церковь стала приходской. В те годы к ней пристроили многоярусную колокольню. Со временем первое каменное здание храма оказалось под угорозой: на речном берегу постепенно оседал грунт. В 1886-ом построили и освятили в честь Преображения Господня новую церковь.

После революции Тушино стало крупным промышленным центром. В селе построили заводы и аэродром. Храм закрыли в

В советские годы здание храма использовалось под клуб. В 1956 году местные жители обращались с просьбой вернуть святыню Церкви, но им отказали. Только в 1990-ом в церкви начали возрождать приходскую жизнь возобновилась. В 1994 году к храму пристроили колокольню.

Стихи о Преображении

Борис Пастернак. Август

Как обещало, не обманывая,Проникло солнце утром раноКосою полосой шафрановою

От занавеси до дивана.

Оно покрыло жаркой охроюСоседний лес, дома поселка,Мою постель, подушку мокрую

И край стены за книжной полкой.

Я вспомнил, по какому поводуСлегка увлажнена подушка.Мне снилось, что ко мне на проводы

Шли по лесу вы друг за дружкой.

Вы шли толпою, врозь и парами,Вдруг кто-то вспомнил, что сегодняШестое августа по старому,

Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламениИсходит в этот день с Фавора,И осень, ясная как знаменье,

К себе приковывает взоры.

И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,Нагой, трепещущий ольшаникВ имбирно-красный лес кладбищенский,

Горевший, как печатный пряник.

С притихшими его вершинами

Соседствовало небо важно,И голосами петушиными

Перекликалась даль протяжно.

В лесу казенной землемершеюСтояла смерть среди погоста,Смотря в лицо мое умершее,

Чтоб вырыть яму мне по росту.

Был всеми ощутим физическиСпокойный голос чей-то рядом.То прежний голос мой провидческий

Звучал, нетронутый распадом:

«Прощай, лазурь ПреображенскаяИ золото второго Спаса,Смягчи последней лаской женскою

Мне горечь рокового часа.

Прощайте, годы безвременщины.Простимся, бездне униженийБросающая вызов женщина!

Я – поле твоего сраженья.

Прощай, размах крыла расправленный,Полета вольное упорство,И образ мира, в слове явленный,

И творчество, и чудотворство».

Иван Шмелев. Яблочный Спас (глава из книги «Лето Господне»)

Завтра — Преображение, а послезавтра меня повезут куда-то к Храму Христа Спасителя, в огромный розовый дом в саду, за чугунной решеткой, держать экзамен в гимназию, и я учу и учу «Священную Историю» Афинского. «Завтра» — это только так говорят, — а повезут годика через два-три, а говорят «завтра» потому, что экзамен всегда бывает на другой день после Спаса-Преображения. Все у нас говорят, что главное — Закон Божий хорошо знать. Я его хорошо знаю, даже что на какой странице, но все-таки очень страшно, так страшно, что даже дух захватывает, как только вспомнишь. Горкин знает, что я боюсь. Одним топориком он вырезал мне недавно страшного «щелкуна», который грызет орехи. Он меня успокаивает. Поманит в холодок под доски, на кучу стружек, и начнет спрашивать из книжки. Читает он, пожалуй, хуже меня, но все почему-то знает, чего даже и я не знаю. «А ну-ка, — скажет, — расскажи мне чего-нибудь из божественного…» Я ему расскажу, и он похвалит:

— Хорошо умеешь, — а выговаривает он на «о», как и все наши плотники, и от этого, что ли, делается мне покойней, — не бось, они тебя возьмут в училищу, ты все знаешь. А вот завтра у нас Яблошный Спас… про него умеешь? Та-ак. А яблоки почему кропят? Вот и не так знаешь. Они тебя вспросют, а ты и не скажешь. А сколько у нас Спасов? Вот и опять не так умеешь. Они тебя учнуть вспрашивать, а ты… Как так у тебя не сказано? А ты хорошенько погляди, должно быть.

— Да нету же ничего… — говорю я, совсем расстроенный, — написано только, что святят яблоки!

— И кропят. А почему кропят? А-а! Они тебя вспросют, — ну, а сколько, скажут, у нас Спасов? А ты и не знаешь. Три Спаса. Первый Спас — загибает он желтый от политуры палец, страшно расплющенный, — медовый Спас, Крест выносят. Значит, лету конец, мед можно выламывать, пчела не обижается… уж пошабашила. Второй Спас, завтра который вот, — яблошный, Спас-Преображение, яблоки кропят. А почему? А вот. Адам-Ева согрешили, змей их яблоком обманул, а не ведено было, от греха! А Христос возшел на гору и освятил. С того и стали остерегаться. А который до окропенья поест, у того в животе червь заведется, и холера бывает. А как окроплено, то безо вреда. А третий Спас называется орешный, орехи поспели, после Успенья. У нас в селе крестный ход, икону Спаса носят, и все орехи грызут. Бывало, батюшке насбираем мешок орехов, а он нам лапши молочной — для розговин. Вот ты им и скажи, и возьмут в училищу.

Преображение Господне… Ласковый, тихий свет от него в душе — доныне. Должно быть, от утреннего сада, от светлого голубого неба, от ворохов соломы, от яблочков грушовки, хоронящихся в зелени, в которой уже желтеют отдельные листочки, — зелено-золотистый, мягкий. Ясный, голубоватый день, не жарко, август. Подсолнухи уже переросли заборы и выглядывают на улицу, — не идет ли уж крестный ход? Скоро их шапки срежут и понесут под пенье на золотых хоругвях. Первое яблочко, грушовка в нашем саду, — поспела, закраснелась. Будем ее трясти — для завтра. Горкин утром еще сказал:

— После обеда на Болото с тобой поедем за яблоками.

Такая радость. Отец — староста у Казанской, уже распорядился:

— Вот что, Горкин… Возьмешь на Болоте у Крапивкина яблок мер пять-шесть, для прихожан и ребятам нашим, «бели», что ли… да наблюдных, для освящения, покрасовитей, меру. Для причта еще меры две, почище каких. Протодьякону особо пошлем меру апортовых, покрупней он любит.

— Ондрей Максимыч земляк мне, на совесть даст. Ему и с Курска, и с Волги гонят. А чего для себя прикажете?

— Это я сам. Арбуз вот у него выбери на вырез, астраханский, сахарный.

— Орбузы у него… рассахарные всегда, с подтреском. Самому князю Долгорукову посылает! У него в лобазе золотой диплом висит на стенке под образом, каки орлы-те!.. На всю Москву гремит.

После обеда трясем грушовку. За хозяина — Горкин. Приказчик Василь-Василич, хоть у него и стройки, а полчасика выберет — прибежит. Допускают еще, из уважения, только старичка-лавочника Трифоныча. Плотников не пускают, но они забираются на доски и советуют, как трясти. В саду необыкновенно светло, золотисто: лето сухое, деревья поредели и подсохли, много подсолнухов по забору, кисло трещат кузнечики, и кажется, что и от этого треска исходит свет — золотистый, жаркий. Разросшаяся крапива и лопухи еще густеют сочно, и только под ними хмуро; а обдерганные кусты смородины так и блестят от света. Блестят и яблони — глянцем ветвей и листьев, матовым лоском яблок, и вишни, совсем сквозные, залитые янтарным клеем. Горкин ведет к грушовке, сбрасывает картуз, жилетку, плюет в кулак.

— Погоди, стой… — говорит он, прикидывая глазом. — Я ее легким трясом, на первый сорт. Яблочко квелое у ней… ну, маненько подшибем — ничего, лучше сочком пойдет… а силой не берись!

Он прилаживается и встряхивает, легким трясом. Падает первый сорт. Все кидаются в лопухи, в крапиву. Вязкий, вялый какой-то запах от лопухов, и пронзительно едкий — от крапивы, мешаются со сладким духом, необычайно тонким, как где-то пролитые духи, — от яблок. Ползают все, даже грузный Василь-Василич, у которого лопнула на спине жилетка, и видно розовую рубаху лодочкой; даже и толстый Трифоныч, весь в муке. Все берут в горсть и нюхают: ааа… гру-шовка!..

Зажмуришься и вдыхаешь, — такая радость! Такая свежесть, вливающаяся тонко-тонко, такая душистая сладость- крепость — со всеми запахами согревшегося сада, замятой травы, растревоженных теплых кустов черной смородины. Нежаркое уже солнце и нежное голубое небо, сияющее в ветвях, на яблочках…

И теперь еще, не в родной стране, когда встретишь невидное яблочко, похожее на грушовку запахом, зажмешь в ладони зажмуришься, — и в сладковатом и сочном духе вспомнится, как живое, — маленький сад, когда-то казавшийся огромным, лучший из всех садов, какие ни есть на свете, теперь без следа пропавший… с березками и рябиной, с яблоньками, с кустиками малины, черной, белой и красной смородины, крыжовника виноградного, с пышными лопухами и крапивой, далекий сад… — до погнутых гвоздей забора, до трещинки на вишне с затеками слюдяного блеска, с капельками янтарно-малинового клея, — все, до последнего яблочка верхушки за золотым листочком, горящим, как золотое стеклышко!.. И двор увидишь, с великой лужей, уже повысохшей, с сухими колеями, с угрязшими кирпичами, с досками, влипшими до дождей, с увязнувшей навсегда опоркой… и серые сараи, с шелковым лоском времени, с запахами смолы и дегтя, и вознесенную до амбарной крыши гору кулей пузатых, с овсом и солью, слежавшеюся в камень, с прильнувшими цепко голябями, со струйками золотого овсеца… и высокие штабеля досок, плачущие смолой на солнце, и трескучие пачки драни, и чурбачки, и стружки…

— Да пускай, Панкратыч!.. — оттирает плечом Василь-Василич, засучив рукава рубахи, — ей-Богу, на стройку надоть!..

— Да постой, голова елова… — не пускает Горкин, — побьешь, дуролом, яблочки…

Встряхивает и Василь-Василич: словно налетает буря, шумит со свистом, — и сыплются дождем яблочки, по голове, на плечи. Орут плотники на досках: «эт-та вот тряхану-ул, Василь-Василич!» Трясет и Трифоныч, и опять Горкин, и еще раз Василь-Василич, которого давно кличут. Трясу и я, поднятый до пустых ветвей.

— Эх, бывало, у нас трясли… зальешься! — вздыхает Василь-Василич, застегивая на ходу жилетку, — да иду, черрт вас..!

— Черкается еще, елова голова… на таком деле… — строго говорит Горкин. — Эн еще где хоронится!.. — оглядывает он макушку. — Да не стрясешь… воробьям на розговины пойдет, последышек.

Мы сидим в замятой траве; пахнет последним летом, сухою горечью, яблочным свежим духом; блестят паутинки на крапиве, льются-дрожат на яблоньках. Кажется мне, что дрожат они от сухого треска кузнечиков.

— Осенние-то песни!.. — говорит Горкин грустно. — Прощай, лето. Подошли Спасы — готовь запасы. У нас ласточки, бывало, на отлете… Надо бы обязательно на Покров домой съездить… да чего там, нет никого.

Сколько уж говорил — и никогда не съездит: привык к месту.

— В Павлове у нас яблока… пятак мера! — говорит Трифоныч. — А яблоко-то какое… па-влов-ское!

Меры три собрали. Несут на шесте в корзине, продев в ушки. Выпрашивают плотники, выклянчивают мальчишки, прыгая на одной ноге:

Крива-крива ручка,

Кто даст — тот князь,

Кто не даст — тот соба-чий глаз.

Собачий глаз! Собачий глаз!

Горкин отмахивается, лягается:

— Ма-хонькие, что ли… Приходи завтра к Казанской — дам и пару.

Запрягают в полок Кривую. Ее держат из уважения, но на Болото и она дотащит. Встряхивает до кишок на ямках, и это такое удовольствие! С нами огромные корзины, одна в другой. Едем мимо Казанской, крестимся. Едем по пустынной Якиманке, мимо розовой церкви Ивана Воина, мимо виднеющейся в переулке белой — Спаса в Наливках, мимо желтеющего в низочке Марона, мимо краснеющего далеко, за Полянским Рынком, Григория Неокессарийского. И везде крестимся. Улица очень длинная, скучная, без лавок, жаркая. Дремлют дворники у ворот, раскинув ноги. И все дремлет: белые дома на солнце, пыльно-зеленые деревья, за заборчиками с гвоздями, сизые ряды тумбочек, похожих на голубые гречневички, бурые фонари, плетущиеся извозчики. Небо какое-то пыльное, — «от парева», — позевывая, говорит Горкин. Попадается толстый купец на извозчике, во всю пролетку, в ногах у него корзина с яблоками. Горкин кланяется ему почтительно.

— Староста Лощенов с Шаболовки, мясник. Жа-дный, три меры всего. А мы с тобой закупим боле десяти, на всю пятерку.

Вот и Канава, с застоявшейся радужной водою. За ней, над низкими крышами и садами, горит на солнце великий золотой купол Христа Спасителя. А вот и Болото, по низинке, — великая площадь торга, каменные «ряды», дугами. Здесь торгуют железным ломом, ржавыми якорями и цепями, канатами, рогожей, овсом и солью, сушеными снетками, судаками, яблоками… Далеко слышен сладкий и острый дух, золотится везде соломкой. Лежат на земле рогожи, зеленые холмики арбузов, на соломе разноцветные кучки яблока. Голубятся стайками голубки. Куда ни гляди — рогожа да солома.

— Бо-льшой нонче привоз, урожай на яблоки, — говорит Горкин, — поест яблочков Москва наша.

Мы проезжаем по лабазам, в яблочном сладком духе. Молодцы вспарывают тюки с соломой, золотится над ними пыль. Вот и лабаз Крапивкина.

— Горкину-Панкратычу! — дергает картузом Крапивкин, с седой бородой, широкий. — А я-то думал — пропал наш козел, а он вон он, седа бородка!

Здороваются за руку. Крапивкин пьет чай на ящике. Медный зеленоватый чайник, толстый стакан граненый. Горкин отказывается вежливо: только пили, — хоть мы и не пили. Крапивкин не уступает: «палка на палку — плохо, а чай на чай — Якиманская, качай!» Горкин усаживается на другом ящике, через щелки которого, в соломке глядятся яблочки. — «С яблочными духами чаек пьем!» — подмигивает Крапивкин и подает мне большую синюю сливу, треснувшую от спелости. Я осторожно ее сосу, а они попивают молча, изредка выдувая слово из блюдечка вместе с паром. Им подают еще чайник, они пьют долго и разговаривают как следует. Называют незнакомые имена, и очень им это интересно. А я сосу уже третью сливу и все осматриваюсь. Между рядками арбузов на соломенных жгутиках-виточках по полочкам, над покатыми ящичками с отборным персиком, с бордовыми щечками под пылью, над розовой, белой и синей сливой, между которыми сели дыньки, висит старый тяжелый образ в серебряном окладе, горит лампадка. Яблоки по всему лабазу, на соломе. От вязкого духа даже душно. А в заднюю дверь лабаза смотрят лошадиные головы — привезли ящики с машины. Наконец подымаются от чая и идут к яблокам. Крапивкин указывает сорта: вот белый налив, — «если глядеть на солнышко, как фонарик!» — вот ананасное-царское, красное, как кумач, вот анисовое монастырское, вот титовка, аркад, боровинка, скрыжапель, коричневое, восковое, бель, ростовка-сладкая, горьковка.

— Наблюдных-то?.. — показистей тебе надо… — задумывается Крапивкин. — Хозяину потрафить надо?.. Боровок крепонек еще, поповка некрасовита…

— Да ты мне, Ондрей Максимыч, — ласково говорит Горкин, — покрасовитей каких, парадных. Павловку, что ли… или эту, вот как ее?

— Этой не-ту, — смеется Крапивкин, — а и есть, да тебе не съесть! Эй, открой, с Курска которые, за дорогу утомились, очень хороши будут…

— А вот, поманежней будто, — нашаривает в соломе Горкин, — опорт никак?..

— Выше сорт, чем опорт, называется — кампорт!

— Ссыпай меру. Архирейское, прямо… как раз на окропление.

— Глазок-то у тебя!.. В Успенский взяли. Самому протопопу соборному отцу Валентину доставляем, Анфи-теятрову! Проповеди знаменито говорит, слыхал небось?

— Как не слыхать… золотое слово!

Горкин набирает для народа бели и россыпи, мер восемь. Берет и притчу титовки, и апорту для протодьякона, и арбуз сахарный, «каких нет нигде». А я дышу и дышу этим сладким и липким духом. Кажется мне, что от рогожных тюков, с намазанными на них дегтем кривыми знаками, от новых еловых ящиков, от ворохов соломы — пахнет полями и деревней, машиной, шпалами, далекими садами. Вижу и радостные «китайские», щечки и хвостики их из щелок, вспоминаю их горечь-сладость, их сочный треск, и чувствую, как кислит во рту. Оставляем Кривую у лабаза и долго ходим по яблочному рынку. Горкин, поддев руки под казакин, похаживает хозяйчиком, трясет бородкой. Возьмет яблоко, понюхает, подержит, хотя больше не надо нам.

— Павловка, а? мелковата только?..

— Сама она, купец. Крупней не бывает нашей. Три гривенника полмеры.

— Ну что ты мне, слова голова, болясы точишь!.. Что я, не ярославский, что ли? У нас на Волге — гривенник такие.

— С нашей-то Волги версты до-лги! Я сам из-под Кинешмы.

И они начинают разговаривать, называют незнакомые имена, и им это очень интересно. Ловкач-парень выбирает пяток пригожих и сует Горкину в карманы, а мне подает торчком на пальцах самое крупное. Горкин и у него покупает меру.

Пора домой, скоро ко всенощной. Солнце уже косится. Вдали золотеет темно выдвинувшийся над крышами купол Иван-Великого. Окна домов блистают нестерпимо, и от этого блеска, кажется, текут золотые речки, плавятся здесь, на площади, в соломе. Все нестерпимо блещет, и в блеске играют яблочки.

Едем полегоньку, с яблоками. Гляжу на яблоки, как подрагивают они от тряски. Смотрю на небо: такое оно спокойное, так бы и улетел в него.

Праздник Преображения Господня. Золотое и голубое утро, в холодочке. В церкви — не протолкаться. Я стою в загородке свечного ящика. Отец позвякивает серебрецом и медью, дает и дает свечки. Они текут и текут из ящиков изломившейся белой лентой, постукивают тонко-сухо, прыгают по плечам, над головами, идут к иконам — передаются — к «Празднику!». Проплывают над головами узелочки — все яблоки, просвирки, яблоки. Наши корзины на амвоне, «обкадятся», — сказал мне Горкин. Он суетится в церкви, мелькает его бородка. В спертом горячем воздухе пахнет нынче особенным — свежими яблоками. Они везде, даже на клиросе, присунуты даже на хоругвях. Необыкновенно, весело — будто гости, и церковь — совсем не церковь. И все, кажется мне, только и думают об яблоках. И Господь здесь со всеми, и Он тоже думает об яблоках: Ему-то и принесли Их — посмотри, Господи, какие! А Он посмотрит и скажет всем: «ну и хорошо, и ешьте на здоровье, детки!» И будут есть уже совсем другие, не покупные, а церковные яблоки, святые. Это и есть — Преображение.

Приходит Горкин и говорит: «пойдем, сейчас окропление самое начнется». В руках у него красный узелок — «своих». Отец все считает деньги, а мы идем. Ставят канунный столик. Золотой-голубой дьячок несет огромное блюдо из серебра, красные на нем яблоки горою, что подошли из Курска. Кругом на полу корзинки и узелки. Горкин со сторожем тащат с амвона знакомые корзины, подвигают «под окропление, поближе». Все суетятся, весело, — совсем не церковь. Священники и дьякон в необыкновенных ризах, которые называются «яблочные», — так говорит мне Горкин. Конечно, яблочные! По зеленой и голубой парче, если вглядеться сбоку, золотятся в листьях крупные яблоки и груши, и виноград, — зеленое, золотое, голубое: отливает. Когда из купола попадает солнечный луч на ризы, яблоки и груши оживают и становятся пышными, будто они навешаны. Священники освящают воду. Потом старший, в лиловой камилавке, читает над нашими яблоками из Курска молитву о плодах и винограде, — необыкновенную, веселую молитву, — и начинает окроплять яблоки. Так встряхивает кистью, что летят брызги, как серебро, сверкают и тут, и там, отдельно кропит корзины для прихода, потом узелки, корзиночки… Идут ко кресту. Дьячки и Горкин суют всем в руки по яблочку и по два, как придется. Батюшка дает мне очень красивое из блюда, а знакомый дьякон нарочно, будто, три раза хлопает меня мокрой кистью по голове, и холодные струйки попадают мне за ворот. Все едят яблоки, такой хруст. Весело, как в гостях. Певчие даже жуют на клиросе. Плотники идут наши, знакомые мальчишки, и Горкин пропихивает их — живей проходи, не засть! Они клянчат: «дай яблочка-то еще, Горкин… Мишке три дал!..» Дают и нищим на паперти. Народ редеет. В церкви видны надавленные огрызочки, «сердечки». Горкин стоит у пустых корзин и вытирает платочком шею. Крестится на румяное яблоко, откусывает с хрустом — и морщится:

— С кваском… — говорит он, морщась и скосив глаз, и трясется его бородка. — А приятно, ко времю-то, кропленое…

Вечером он находит меня у досок, на стружках. Я читаю «Священную Историю».

— А ты небось, ты теперь все знаешь. Они тебя вспросют про Спас, или там, как-почему яблоко кропят, а ты им строгай и строгай… в училищу и впустят. Вот погляди вот!..

Он так покойно смотрит в мои глаза, так по-вечернему светло и золотисто-розовато на дворе от стружек, рогож и теса, так радостно отчего-то мне, что я схватываю охапку стружек, бросаю ее кверху, — и сыплется золотистый, кудрявый дождь. И вдруг, начинает во мне покалывать — от непонятной ли радости, или от яблоков, без счета съеденных в этот день, — начинает покалывать щекотной болью. По мне пробегает дрожь, я принимаюсь безудержно смеяться, прыгать, и с этим смехом бьется во мне желанное, — что в училище меня впустят, непременно впустят!

Рекомендовано для использования на уроках ОПК. 

foma.ru

Преображение Господне: ничто доброе в человеке не пропадет

Преображение Господне — что означает этот праздник? Какие у него истоки? Ответы на эти и другие вопросы вы найдёте в нижеизложенной проповеди.

Преображение Господне

Сегодняшний праздник, дорогие братия и сёстры, даёт нам богатую пищу для размышлений. Мне хотелось бы отметить вот какую черту воспоминаемого ныне евангельского события. На горе Фаворской Христу, приоткрывшему нам в возможной для нашего земного восприятия мере Свою небесную славу, явились Моисей и Илия. Богослужебные тексты раскрывают нам один из смыслов этой встречи Бога с двумя величайшими ветхозаветными пророками: «яко небом владычествующему, и землею господствующему, и над преисподней власть имеющему, Христе, предстали Тебе от земли – апостолы, с небесе – Фесвитянин Илия, Моисей же – от мертвых, поюще согласно: людие, превозносите во вся веки» (канон, песнь 8-я).

Но в предстоянии Христу именно Моисея и Илии было ещё и нечто очень личное; на это указывают паремии праздника, которые читались вчера на Всенощном бдении. В Книге Исход говорится о том, как Моисей воззвал ко Господу: «если я обрёл благоволение в очах Твоих, то молю: яви мне Самого Тебя разумно, да вижу Тебя; покажи мне славу Твою». И ответил Господь Моисею: «Лица Моего нельзя тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых». И сказал Господь: «Вот место у Меня – стань на этой скале; когда же будет проходить слава Моя, Я поставлю тебя в расселине скалы и покрою тебя рукою Моею, доколе не пройду; и когда сниму руку Мою, ты увидишь Меня сзади, а лицо Моё не будет видимо тебе» (Исход, гл. 33). А в Третьей книге Царств повествуется о пророке Илии, возревновавшем о Господе Боге Саваофе. И сказал ему Господь: «Выйди и стань на горе пред лицом Господним, и вот, Господь пройдёт; и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня – глас хлада тонка, и там Господь». Услышав это, Илия закрыл лицо своё милотью своею  (3 Царств, гл. 19).

Конечно, такая просьба, такое желание Моисея и Илии видеть Бога исходили из каких-то сущностных глубин их духовной жизни, потому что не просто так человек говорит Богу: яви мне Себя, покажи мне Себя. Из праздного любопытства эту просьбу обратить к Богу невозможно; она рождается из сердца только тогда, когда человек всеми своими силами хочет преобразить себя и всю свою жизнь так, чтобы в ней жил и действовал только Бог, и ничего, кроме Него. И то, что Господь на такую просьбу откликнулся, говорит именно об этом.

Ветхий Завет свидетельствует, что ни Моисею, ни Илии Бог Самого Себя не показал, а только дал Себя ощутить лишь неким краешком, прикрыв их восприятие Своею десницей. Но желание Моисея и Илии тем не менее не осталось без исполнения. Вот уже и Моисей отошёл в страну мёртвых, и Илия был таинственно взят с земли, и прошло много тысяч лет – и их стремление видеть Бога в полноте исполнилось. На горе Фаворской Моисей и Илия созерцали Бога лицом к лицу – а ученики Христовы не могли смотреть на это и пали в ужасе на землю.

И это большое нам утешение от Бога и назидание. Даже когда мы просим что-то у Бога от всей души, от всего сердца, и Господь не исполняет этого по каким-то причинам, которые нам не ведомы – всё равно наше благое желание обязательно исполнится, если не в этой жизни, то в будущей. И в этом – очень важная, глубинная суть Евангелия: ничего доброго в человеке не пропадает, любое его желание, обращённое к Богу, будет исполнено. И на это нужно всегда с верой и радостью уповать – особенно когда мы находимся в тяжких обстоятельствах, например когда человек претерпевает какое-то длительное внутреннее искушение. Бывает, что годами мы молимся Богу, а всё остаётся так же, как будто Бог нас не слышит. И тогда нужно вспоминать Преображение Христово и пророков Моисея и Илию, которые просили у Бога немыслимую, высочайшую вещь – и получили просимое от Него, хотя прошло и очень много времени. Но у Бога нет времени – и для христиан, приобщающихся Ему евангельской жизнью и святыми Таинствами, время никакого значения не имеет. Когда верою мы живём в Боге, то Он преображает нашу жизнь, облегчает нам наши скорби – и непременно исполнит все желания, исходящие из верующего сердца. Аминь.

Читайте также:

19 августа Русская Православная Церковь празднует Преображение Господне – одно из самых таинственных новозаветных событий. Предлагаем вниманию читателей фильм кинокомпании «Неофит» о Преображении Господнем и местах Святой земли.

Что означает этот рассказ в Евангелии, каково место этого таинственного явления славы в земной жизни, в земном служении Христа?

Преображение празднуется после уборки хлебов (на севере, а на юге — ранее) после созревания плодов, то есть в конце трудов. И притом когда все достигает совершенства, зрелости. Особенно на юге. Это — символ совершенства, полноты будущего Царства славы, но после трудов крестной нашей жизни.

Неслучайно апостол Петр на Фаворе говорил Господу о кущах. Кущи – это шалашики из ветвей и зелени, которые в древнем Израиле по Закону Моисея полагалось сооружать при начале сбора плодов в память о том, что в шалашах жили предки израильтян, когда Господь вывел их из Египта, где они пребывали под гнетом фараона.

Хотя апостол Петр и «не знал», что бы сказать, но все же захотел задержать блаженство: «вот бы так все время мы все и жили!» О себе и товарищах позабыл, смиренный…

Сегодня мы празднуем праздник Преображения Господня. Преображение… Приставка «пре» в нашем русском языке имеет два значения: перемена, изменение, и высшая степень качества. И здесь, в на именовании сегодняшнего праздника, оба эти значения засвидетельствованы самим событием.

Иногда мы бываем на Фаворе, а иногда оказываемся на Голгофе. Иногда присутствие Божие столь ощутимо, явно, что нам хотелось бы, чтобы эти минуты никогда не кончались, длились вечно. Но иногда Бог словно бы покидает нас, оставляет во тьме наедине с самими собой, с нашими проблемами и грехами.

В светлый день Преображенья Дух безумца поражен: Из неволи, из смятенья

Голос Твой услышал он.

Незадолго до Своих крестных страданий Господь Иисус Христос начал говорить Своим ученикам, что скоро Ему предстоит пострадать, быть распятому и в третий день воскреснуть

19 августа Православная церковь празднует Преображение Господа Иисуса Христа. В Евангелии рассказывается, что уже в конце земного пути, незадолго до Голгофы, Христос взял трех своих учеников Петра, Иакова и Иоанна и привел их на гору. По преданию, это была гора Фавор. Сейчас туда организованно поднимаются группы христианских паломников: за сорок минут они достигают вершины, следуя теми же тропами, которыми некогда прошли Христос и Его ученики…

Своими корнями иконография Преображения уходит в далекую древность, когда большую роль играли символические формы представления библейских сюжетов. Покровский приводит в качестве первого хронологически определенного примера мозаики Св. Аполлинария в Равенне (St. Apollinare in Classe).

В свете Христовом мир меняется, а не отменяется. Фавор не оставляет места мрачному нигилизму всевозможных йог. На фаворской вершине сверкнул нетварный, неотмирный свет- и мир не был сожжен им. Одежды Христа стали белыми как снег – но остались одеждами. Тело Христа блистало как солнце – но Христос не развоплотился. Петр видел Единый свет мироздания – но не превратился в ангела или в Моисея, остался Петром, со своими реакциями и устремлениями.

www.pravmir.ru

Преображение Господне

Адрес страницы: https://www.calend.ru/holidays/0/0/175/

Главная страница / Праздники / Православные праздники / Преображение Господне

19 августа Поздравить с праздником

Великий праздник Преображения Господня называют еще Яблочным Спасом

19 августа Русская Православная церковь празднует великий христианский праздник — Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Чтобы явить Своим ученикам эту Небесную духовную славу, которая последует за временными страданиями, Господь преобразился перед своими учениками Петром, Иаковом и Иоанном на горе Фавор — лицо Его просияло как солнце, одежды сделались белы, как свет.

Явились два ветхозаветных пророка — Моисей и Илия — и беседовали с Господом о Его близком отшествии. Их осенило облако, и из него раздался глас: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем же благоволих, Его слушайте».

Празднованием Преображения Господня Церковь торжественно исповедует и прославляет соединение Божества и человечества в лице Иисуса Христа. Своим Преображением Господь благоволил предохранить Своих учеников от уныния и возвел их к высшему упованию среди бедствий, которые должны были постигнуть их в мире.

Праздник Преображения Господнего принадлежит к 12 наибольшим православным праздникам. В народе этот день называют Вторым Спасом.

Преображение Господне

Это традиционный праздник урожая — в церквях освящают плоды земли, то есть, яблоки, груши, сливы. Наибольшей популярностью и почетом пользуются яблоки, даже существует еще и третье название праздника — Яблочный Спас. Освящения яблок больше всего ждут матери, у которых умерли дети, и дочери, у которых умерли матери, так как, по легенде, яблоки им можно употреблять только после Спаса. В особенности готовятся к этому дню пасечники. Им надо освятить ульи, угостить медом соседей, особенно сирот, немощных и обездоленных.

Католическая церковь отмечает данный праздник 6 августа, а в традиции Армянской Церкви праздник Преображения включен в пасхальный цикл, является подвижным и отмечается в седьмое воскресенье после Пятидесятницы.

Другие праздники в разделе «Православные праздники»

Вконтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Мой мир

www.calend.ru

Православный праздник Преображения Господня — 19 августа 2019 года

Русская православная церковь отмечает это торжество ежегодно 19 августа. Празднование Господня Преображения исповедует объединение в теле Христовом двух величайших природ — Божественной и человеческой. Моральный смысл торжества говорит каждому верующему о том, что люди способны, как и апостолы, воспринять Свет истинного учения и войти в Небесное Царство.

Грандиозное преобразование Христа состояло не в материальном изменении или возрастании качеств, которые изначально обладают совершенной полнотой, но в проявлении Сына Божьего как земного человека.

Основы праздника

Священнослужители наставляют: духовное преображение стимулирует заполнение человеческого сознания святостью и нравственной чистотой.

Личное преображение человека влияет и на окружающий мир

Истинно верующие, проходящие такое становление, изменяют и окружающий мир. Человек собственноручно подчиняет своей воле индивидуальные страсти и начинает распространять лучшие качества вовне. Вселенная отвечает взаимностью и ослабляет хватку, возникшую от человеческого грехопадения, и открывает путь к Господу.

Это торжество всегда приходится на время Успенского поста, который предваряет Успение Пресвятой Девы Марии и отмечается с 31 июля по 14 августа. В славянской традиции этот праздник называется «Яблочным Спасом» — торжеством, знаменующим наступление осенней поры и природного изменения.

О праздниках, именуемый «Спасами»:

  • Медовый Спас
  • Ореховый Спас
  • Яблочный Спас

В библейском сюжете говориться, что на вершине горы под названием Фавор произошло великое событие, которое значится в церковных анналах истории как Преображение Спасителя Христа.

  • Уже приближалось время, когда Божий Сын понесет свой крест и будет распят за человеческие грехи. Сам Учитель все более упоминал в своих беседах с апостолами о том, что вскоре Ему предстоит терпеть страдания за веру в Господа.
  • Однажды Он отправился на вершину горы Фавор, чтобы вознести молитвы Небесному Отцу. В пути его сопровождали самые близкие апостолы, которым суждено было увидеть чудесное Преображение Спасителя.
  • Ученики Петр, Иоанн и Иаков лицезрели удивительную перемену в теле Христа, когда он только начал воспевать могущество Господа. Лицо Иисуса воссияло лучезарным светом, одеяния Его сделались белоснежными и излучали запредельное сияние.
  • Рядом с Мессией чудесным образом предстали великие пророки Ветхого Завета — Моисей и Илия. Честнейшие мужи вели дружелюбную беседу с Христом о предстоящих страданиях на Голгофе.
  • Изумленный апостол Петр, пораженный видением и не желающий окончания этих бесед, просил Иисуса разрешения устроить на горе палатки для величайших пророков и самого Сына Божьего.
  • Неожиданно в небесах возникло облако, которое покрыло собравшихся приятной тенью. Вскоре раздался грандиозный Голос, который утверждал, что Христос есть Его Сын, и только Сына нужно слушаться.

    Преображение Господне: Христос явил апостолам Свою славу

  • Когда видение пропало, на горе остались только апостолы и Спаситель. Последний подошел к любимым ученикам, стоявшим на коленях и испытывающим благоговейный страх, коснулся их рукой и дружелюбно попросил встать, приняв божественную любовь.
На заметку! Невысокая гора под названием Фавор находится в северной области масштабной Израильской долины. Этот холм славится грандиозными дубами, оливковыми деревьями и большим количеством зелени. Фавор по своей форме напоминает огромную полусферу, возвышающуюся над окрестными селениями, виноградниками и полями.

Значение Преображения Христа

Церковная интерпретация видит в этом библейском сюжете две стороны, которые дополняют и доказывают одно другое.

  1. Господь преображается на Фаворе и демонстрирует собственную славу, пронизанную лучами божественного величия. Апостолы увидели ровно столько, сколько могли познать в этот момент свои разумом. Господь доказал ученикам, что именно Он есть истинный Бог.

    Гора Фавор вошла в новозаветную историю как гора Преображения

  2. Православный человек всегда должен помнить, что вместе с изменением Сына Божьего преобразилась и телесная природа Его учеников. Небесный Свет также освятил благодатью и окружающий созданный мир. Не только обыкновенные и сотканные одеяния Христа были пронизаны лучами Царства Всевышнего, но и вершины окрестных гор блистали белоснежным сиянием.

Всем известно, что Адам и Ева ослушались Отца Небесного и вкусили плод греха, поэтому люди потеряли возможность жить в райских обителях. Знание о тленности материальной природы не должно вводить верующий в состояние отчаяния, ведь существуют Священные Писания, говорящие правду. Евангельский рассказ дарует христианам надежду на то, что человеческий род и окружающая природа вернется к прежнему извечному состоянию блаженства и духовной чистоты.

О других двунадесятых праздниках:

  • Рождество Христово
  • Вознесение Господне
  • Введение во храм Пресвятой Богородицы

Недолгое Преображение Господа, длившееся несколько минут, знаменует о том, что в определенный час мироздание вернется в состояние непревзойденного спокойствия. Апостолы, находящиеся рядом с Учителем, были вознаграждены за свою добродетельность и преданность Господу — они обрели исключительное духовное мировоззрение и уже никогда не сомневались в свете славы Божьего Сына.

Преображение Господа произошло ради укрепления веры его учеников. Приближалось время распятия, поэтому Христос дал им надежду на то, что с Его смертью служение не закончится, но только начнется. Он преобразовался, показывая могущество, и внушил апостолом знание о Его добровольной жертве, которая приносится за мир.

Иисус подтверждает, что идет на смерть не из-за бессилия или уничижения, но ради человечества. Он показал Царство прежде смерти, силу раньше страданий, а великую славу раньше бесчестия на кресте.

Послание к верующим

Преображение Господа относилось не только к Христу, но и к трем его ученикам. К такому же очищению должен стремиться истинно верующий христианин. Религия — наука, призывающая к изменению и исправлению индивидуальной личности. Христиане живут для того, чтобы в определенный час обрести чистое видение животворящей благодати, которую посчастливилось лицезреть апостолам на Фаворе.

Икона Преображение Господне

Однако в призвании православных людей не стоит только личное преображение, они отвечают и за собственное окружение, Вселенную. Христианин — это добрый правитель и защитник материального мира. Спаситель показал пример, искупив грехи людские Жертвой, смертью и чудесным Воскресением. Такая же важная задача по защите веры является основной у истинно верующих.

Важно! Когда человек осознает полноту ответственности за происходящее, стремиться к обретению блаженства, то бесконечная Вселенная и Сам Создатель открывает перед ним правильные пути и дарует все богатства.

Святые призывают к милосердию и получают его в ответ. Вместе с божественным светом Фавора во Вселенную возвращается забытая радость и счастье бескорыстного служения Богу.

Характеристика торжества Преображения Господня

Святоотеческие проповеди, посвященные празднику, относятся к V веку. В VII-VIII столетиях торжество постепенно распространилось в восточных землях, в западных областях оно не имело такого сильного значения. Богослужения назначили на 6 августа (ст. ст.), чтобы уничтожить языческий «вардавар» — праздник, знаменующийся гаданием о своей судьбе над ведром, в котором лежали сорванные колосья.

Автором молитвенных текстов является Косьма Маюмский. В первый канон праздника исполняют «Господи воззвах», во второй — стихиры преподобному святому Иоанну Дамаскину. С древних времен на 6 августа (ст. ст.) было принято освящать виноград и пшеничные колосья. На Руси в некоторых местах освящали яблони.

  • Торжество Преображения Сына Божьего состоит из предпразднества и недели попразднеств. Богослужение традиционно совершается в белых одеяния, которые символизируют распространение божественного света, исходящего с вершины Фавора.

    Одежд священников и прихожан на праздник Преображения должна быть белой

  • В Церкви обязательно соблюдают обряд всенощного бдения. Утром проводится Литургия, после которой исполняют молитвы, благословляющие виноградные гроздья и любые плоды.
  • В тропаре повествуется о Преображении Господа на глазах любимых учеников и желании простых грешных видеть то самое божественное сияние, несущее радость. В кондаке говорится о том, что это событие должно подготовить апостолов к предстоящему видению Распятия Христа и убедить их в добровольной Жертве ради спасения человечества.
  • В стихирах и канонах часто сопоставляется Преображение на Фаворе с эпизодом из Ветхого Завета, где повествуется о явлении Господа перед Моисеем на горе Хорив. Однако ветхозаветный пророк не способен увидеть лица Господа. Только в Новом Завете человеку было дозволено любоваться образом Всевышнего, который сошел на землю и стал одним из нас.
  • В богослужебных паремиях также говориться о явлении Бога другому пророку — Илии. Это событие предзнаменовалось страшным ураганом, землетрясением и всё уничтожающим пламенем. Однако Всевышний начинает общение в спокойном веянии ветра, символизирующее милосердие к своему любимому творению.
  • Евангельские утрени и Литургии рассказывают о событии, произошедшем на горе Фавор. Этот же эпизод освещается и с помощью апостольских текстов, в которых содержится рассказ прямого свидетеля этого чудесного явления — апостола Петра.
Важно! Искреннее общение с Творцом, покаяние в грехах и благие деяния способны сделать человека лучше. Подражая Господу, Его ученикам, православные верующие приближаются к тому Свету познания, которое озаряло вершину Фавора перед событием Распятия. Следует упражняться в молитве, соблюдать пост и отвращать разум от всего материального — это основы христианского учения.

Славянские традиции на 19 августа

В православном мире, разбавленном языческими отголосками, существовали интересные традиции.

  • До «Яблочного Спаса» считалось большим грехом употреблять в пищу яблоки. В день праздника эти плоды обязательно освящали в храмах и клали на могилу почивших.

    Освящение яблок как выражение благодарности Богу за благословение природы

  • Славянские девушки разговлялись яблоками и загадывали желание на жениха. На этот праздник плоды использовали для блинов и пирогов, приправляя грибами и различными ягодами.
  • Существовала традиция провожать солнце, петь песни и водить хороводы. Южные и западные славяне 19 августа начинали собирать виноград, а после освящение в храме — употреблять его в пищу. Некоторые хозяева совершали специфические действия, чтобы повысить урожайность.
  • В Сербии верили, что 19 августа преображается небо и земля, а македонцы считали, что в этот день можно увидеть Бога и загадать желание.

В день 19 августа православная церковь ежегодно отмечает торжество Преображения Господня. Этот праздник демонстрирует истинную природу Бога, воплощенного в человеческом теле.

Совет! Каждый христианин должен обустроить свою жизнь так, чтобы получить возможность созерцать истинный Свет Небесного Царства, блистающий для всех праведников.

Видео о чуде на горе Фавор. Преображение Господне

Апр 4, 2019 09:32Администратор

molitva-info.ru

Православные празднуют Преображение Господне - Православный журнал "Фома"

Великий двунадесятый праздник Преображение Господне празднует Православная Церковь в понедельник 19 августа 2019 года.

Материал по теме

Преображение: прообраз всеобщей славы

Преображение Господне - один из важнейших праздников Православной церкви. В нем самым причудливым образом сплелись три ниточки, три смысловых линии, да так, что уже и трудно отделить одну от другой. Но мы попытаемся это сделать, потому что иначе будет непонятна суть этой даты – непонятно, что именно мы празднуем в день Преображения Господня.

События Преображения описаны в Евангелиях, о них пишут все евангелисты, кроме апостола Иоанна: «По прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних, и преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет. И вот, явились им Моисей и Илия, с Ним беседующие. При сем Петр сказал Иисусу: Господи! хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии. Когда он еще говорил, се, облако светлое осенило их; и се, глас из облака глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте. И, услышав, ученики пали на лица свои и очень испугались. Но Иисус, приступив, коснулся их и сказал: встаньте и не бойтесь. Возведя же очи свои, они никого не увидели, кроме одного Иисуса. И когда сходили они с горы, Иисус запретил им, говоря: никому не сказывайте о сем видении, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых» (Мф. 17:1-9).

Традиция праздновать Преображение Господне существовала уже в IV веке, а скорее всего, и раньше.

Именно в IV веке равноапостольная императрица Елена построила на горе Фавор храм в честь Преображения. Кроме того, мы читаем об этом празднике в поучениях святых Ефрема Сирина и Иоанна Златоуста.

В народной традиции этот праздник также называют Яблочным Спасом, так как в этот день в храмах освящают яблоки нового урожая, которые с этого дня можно уже есть.

Читайте также:
О празднике Преображения Господня и его традициях читайте здесь.

Фото с сайта klement.ru

(5 votes, average: 5,00 out of 5) Загрузка...

foma.ru


Смотрите также